Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

- Полетта, это Ивонна. Все хорошо, душечка… Я приехала, чтобы забрать вас, и…

- Я умерла? Это наконец случилось? - прошептала она.

- Конечно, нет, милая моя! Конечно, нет! Вовсе вы не умерли, еще чего!

- А… - прошептала Полетта, закрывая глаза. - Ах… Это ее «ах» было просто ужасным. Короткое «ах»

- и столько разочарования, отчаяния и уже смирения.

Ах, я не умерла… Ах так… Ах, тем хуже… Ах, простите меня…

 

У Ивонны было другое мнение:

- Ну же, Полетта, мужайтесь! Нужно жить! Все-таки нужно жить!

 

Старая женщина едва заметно осторожно повела головой справа налево. В знак печального, но явного сожаления. В знак несогласия.

Возможно, впервые…

 

И наступила тишина. Ивонна не знала, что ей сказать. Она высморкалась и с нежным участием вновь взяла руку.

 

- Они отправят меня в богадельню, так ведь? Ивонна подпрыгнула.

- Боже, конечно, нет! Вовсе нет! Зачем вы так говорите? Они вас подлечат, только и всего! Через несколько дней будете дома!

- Нет. Я точно знаю, что нет…

- Вот еще новости! И почему, скажите на милость, дорогая моя девочка?

Санитар знаком попросил ее говорить потише.

 

- А как же мой кот?

- Я о нем позабочусь… Не беспокойтесь.

- А мой Франк?

- Мы позвоним ему и позовем его, сейчас же. Я возьму это на себя.

- Я не знаю его номер телефона. Я его потеряла…

- Я отыщу!

- Нет, не нужно его беспокоить… Он так много работает, вы же знаете…

- Да, Полетта, я знаю. Я оставлю ему сообщение. Знаете, как это сегодня заведено… У всех ребят есть сотовый телефон… Никакого беспокойства…

- Скажите ему, что… что я… что… Она задыхалась.

 

Когда машина, одолев подъем, подъезжала к больнице, Полетта Лестафье прошептала со слезами: «Мой сад… Мой дом… Отвезите меня домой, пожалуйста…»

 

Ивонна и молодой санитар уже успели встать.

 

 

4

 

- Когда у вас были последние месячные?

 

Стоя за ширмой, Камилла выбивалась из сил, натягивая джинсы. Она вздохнула. Знала ведь, что врач задаст этот вопрос. Была просто уверена. Была к нему готова… Влезая на эти чертовы весы, заколола волосы тяжелой серебряной заколкой, сжала кулаки и вся подобралась. Она даже слегка подпрыгнула, надеясь подтолкнуть стрелку еще хоть чуточку вправо… Увы, все было тщетно, и сейчас ее начнут «прорабатывать»…

Она поняла это по тому, как хмурился доктор, пальпируя ее живот. Все вызывало у него неудовольствие - выступающие ребра и кости таза, нелепая крошечная грудь и тощие ляжки.

Она спокойно застегнула ремень, зная, что ей ничего не грозит: она ведь не в колледже, это обычный профилактический осмотр, сейчас весь этот треп закончится и она уйдет.

 

- Итак?

 

Она сидела напротив него и улыбалась.

 

Это было ее секретное оружие, ее фирменный прием. Улыбнуться неудобному собеседнику, чтобы сменить тему разговора, - никто пока не придумал способа действеннее. На ее беду, доктор играл по тем же правилам. Он поставил локти на стол, сцепил пальцы и обезоруживающе улыбнулся. Видимо, он все же заставит ее ответить. Ей следовало это предвидеть: доктор был симпатичный, и она невольно закрыла глаза, когда он положил ей руки на живот…

- Ну и?… Только без вранья, договорились? Иначе лучше вообще ничего не отвечайте.

- Давно…

- Естественно, - скривился он, - естественно… Уму непостижимо - сорок восемь килограммов при росте метр семьдесят три! Если так пойдет и дальше, вас скоро можно будет вдеть в ушко, как нитку…

- Какое ушко? - спросила она, изображая святую наивность.

Быстрый переход
Мы в Instagram