Изменить размер шрифта - +
Бритый негр нырнул в машину следом, остальные тоже сели, и «Р-16» сорвался с места. Все это заняло меньше минуты, и никто не вмешался — даже охранявшие аэропорт вооруженные солдаты. Чемодан похищенного так и остался на земле, люди с опаской обходили его, словно ядовитую змею.

Малко вопросительно посмотрел на Жоржа Валло. Черты его словно осели от жары, уголки рта опустились вниз двумя глубокими складками.

— Кто это был? — спросил Малко.

Толстяк быстро огляделся и наклонился к нему над своей конторкой.

— Это видная фигура, Жозеф Кулибали, бывший министр, противник нынешнего режима. Но ему разрешили вернуться в страну.

Интересно... Жизнь на площади снова кипела, тогда как багаж Жозефа Кулибали так и стоял на том же самом месте; никому не было до него дела.

— А те? — снова спросил Малко.

— Тот, что в красном берете, мулат, — Жорж понизил голос, — это Бангаре, близкий друг Санкары, нынешнего президента страны. Опасный негодяй. Пользуется неограниченной властью и держит население в страхе. Что-то вроде местного тонтон-макута. Привез с собой какого-то подонка из Южной Африки — того, бритого. Настоящий убийца. Двое других — алжирцы, его подручные. Тощего зовут Али-Шило, а второго — Моханд.

— Какие же конкретно функции они выполняют?

— Политическая полиция для всяких грязных делишек. Во время последнего путча именно они ликвидировали большинство генералов.

— Ну, а тот, кого они увезли?

— Санкара не хотел сажать его в тюрьму после того как сам заявил, что он может вернуться. Зачем ему лишний шум? Теперь они увезут его в надежное место, и все будет шито-крыто.

— А они его не убьют? — спросил Малко с сомнением в голосе.

Его собеседник возмущенно затряс головой.

— Что вы! Здесь убивают очень редко, это мирная страна... Ну ладно, увидимся позже в «Силманде», у меня там офис. Вот ваш контракт на прокат машины, там кое-что есть для вас.

Снова липкое рукопожатие. Когда Малко сел за руль «датсуна», чемодан похищенного по-прежнему стоял посреди площади, словно обломок кораблекрушения.

В помятом «датсуне» оказался кондиционер — неслыханная роскошь для этой страны. Босоногий бой уселся рядом с Малко, алчными глазами уставившись на его «Сейко».

— Направо, патрон, — сказал он.

Они ехали по широким незаасфальтированным улицам типичного африканского квартала. Малко замедлил ход, застряв среди бесчисленных мопедов, тарахтевших на все лады. Ему казалось, будто он снова в Сайгоне, как и десять лет назад... Еще сто метров — и он резко затормозил. Два легких мотоцикла, причудливо переплетясь, торчали посреди дороги. Их владельцы, сидя на обочине, ожесточенно спорили, кто виноват... Уагадугу походил на провинциальный африканский городок, погруженный в дремоту от жары и скуки. Аэропорт находился за окраинными районами. Дождь перестал, но небо было по-прежнему низким и хмурым.

Навстречу промчался военный в форме, на мопеде, с «Калашниковым» на плече: кроме жандармерии и резиденции президента, в городе не было казарм, и солдаты ночевали дома. Только для отрядов особого назначения, обеспечивавших охрану Товарища-Президента Санкары, ранее капитана вольтийской армии, предусматривались специальные помещения.

Они выехали на широкую, прямую, как стрела, дорогу. Слева время от времени попадались чахлые рощицы. На светофоре у перекрестка шоссе и дороги поуже загорелся красный сигнал, и Малко затормозил. Бой хитро подмигнул ему.

— Красный свет есть, пулишья нету. Езжай, патрон!

Однако сознание гражданского долга заставило Малко остановиться. Бой нервно потянул его за рукав.

Быстрый переход
Мы в Instagram