Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
А ведь он был прав. И, кроме того, она со стороны выглядела наверняка смешно, скорее всего, даже странно. Прямо-таки сумасшедшая…

Неужели… Неужели она находится в психиатрической клинике? Тогда все становилось понятно! Она – одна из пациенток этого импозантного доктора. Причем пациентка не простая, а страдающая серьезной болезнью…

Впрочем, ведь если человек осознает, что он психически больной, значит, ситуация не такая уж и запущенная. Эта мысль возникла у нее в голове и тотчас снова унеслась прочь. Значит, она вовсе не больна? Или больна, но не так сильно?

– Как я понимаю, вам не нравится то, что за вами ведется наблюдение? – произнес врач. – Скажу честно, мне бы тоже не понравилось. Но, поверьте, это исключительно в ваших же интересах. Судя по скептическому выражению вашего лица, вы с этим не согласны. На вашем бы месте я думал бы так же. Кстати, камера сейчас уже выключена, однако вы, наверное, мне не верите. Поэтому вам нужно лично убедиться в этом…

Дверь палаты приоткрылась, появилась знакомая ей сиделка. С опаской взглянув на безымянную пациентку, стоявшую на столе, она протянула доктору ножницы. Тот, поблагодарив свою помощницу, протянул их больной.

– Прошу вас! – сказал он галантно. – Можете перерезать провода. Но я бы не стал этого делать, потому что никогда не знаешь, шандарахнет тебя током или нет. Но так как камера отключена и от сети, то ничего произойти не должно.

Она машинально взяла ножницы и взглянула на камеру. И вдруг поняла, что вела себя глупо. Если бы она была в психиатрической клинике, никто бы не дал ей массивные стальные ножницы.

А доктор, судя по всему, не испытывал ни малейшего дискомфорта и ничего не опасался. Например, того, что она нападет на него с ножницами. Но ведь она и не собиралась делать этого! В конце концов, она не умалишенная! И почему она должна кидаться на этого внушающего ей симпатию человека?

– Но, повторюсь, если вы уже решили перерезать провода, то делайте это побыстрее. Конечно, вы можете подумать, что я намеренно даю вам неверные советы, дабы вы не смогли повредить камеру, но это не так. Забочусь я вовсе не об этом ненужном приборе, а исключительно о вас!

Он усмехнулся, и ей вдруг стало не по себе. И почему она решила, что может доверять этому лощеному типу? Только из-за того, что он вел себя так спокойно и уверенно? Но на чем зиждились это спокойствие и уверенность? На том, что она в итоге сделает все так, как ему нужно?

– Или вы хотите, чтобы я вам помог? – произнес вдруг доктор и подошел к столу. – Одна голова хорошо, а две лучше. Надеюсь, что стол выдержит нас обоих!

С этими словами он с легкостью взобрался на стол и приблизился к безымянной пациентке.

– Перерезать провода могу и я. Вы только скажите мне, какие именно. И отсюда вам будет отлично видно, что я их перерезал, а не смухлевал. Только вот на стул залезать не очень-то хочется, но без него я до камеры, боюсь, не достану…

Говоря это, он все же решился взгромоздиться на стул, который под ним жалобно заскрипел. Видя, как он балансирует на стуле, безымянная пациентка вдруг произнесла:

– Нет, не надо!

– Что, другой провод резать? – произнес, не оборачиваясь к ней, доктор. – Думаете, лучше вот этот? Черт их разберет, эти провода! Только дайте мне, пожалуйста, ножницы.

– Нет, не надо! – повторила она уже громче. – Не надо ничего резать. Мне очень неловко. И давайте спустимся вниз!

Повторять дважды не пришлось, потому что доктор быстро слез со стула, а потом переместился на пол. Стоя на полу, он протянул ей руку и заметил:

– А ножницы я бы рекомендовал вам положить на стол.

Заметив, что она все еще сжимает в руке ножницы, безымянная пациентка положила их на деревянную поверхность и вложила ладонь в руку доктора.

Быстрый переход
Мы в Instagram