Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
На левом борту корабля кто-то из членов экипажа восстановил свежей краской название «Тарава», а ниже были нарисованы традиционные символы — скрещенные мечи и череп килратха — и золотыми буквами выведены гордые, слова: ПЕРВЫЕ У КИЛРАХА.

Развернувшись, Ясон пошел на снижение, промчался через шлюзовую камеру и затормозил. Распахнув фонарь кабины, он увидел Спаркс, которая приветствовала его, из-под ее комбинезона виднелись бинты.

— Как твоя рана, Спаркс?

— Еще немного болит, сэр. Спасибо за внимание.

— Я беспокоился о тебе, когда узнал, что тебя здорово шарахнуло.

— Вы беспокоились обо мне?

— Конечно.

Ее лицо: осветилось сияющей улыбкой.

— Спаркс, как ты отнесешься к тому,. чтобы получить звание лейтенанта и взять под свою команду всю палубную обслугу?

— Стать офицером? Вот уж не думала, что когда-нибудь доживу до этого дня. Спасибо.

— Ты заслужила это. Если бы не ты, многие истребители не были бы так быстро отремонтированы и не смогли бы тут же вернуться в строй. Большая часть благодарностей, которые мы получили, принадлежит тебе.

Она снова лучезарно улыбнулась и начала спускаться по трапу. Ясон последовал за ней. Оказавшись на палубе, он отсалютовал дальней переборке, изрешеченной выстрелами, над которой был прибит кусок нержавеющей стали, оторванный от разбитого истребителя, с нарисованным на нем знаменем.

— Командир корабля прибыл на борт. Перед Ясоном возник дежурный офицер и отсалютовал ему.

— Разрешите подняться на борт, сэр, — сказал Ясон.

— С удовольствием разрешаю, сэр. — И офицер снова отдал ему честь.

Думсдэй стоял на лестнице, ведущей на временный капитанский мостик, наблюдая за установкой нового листа плексигласа вместо разбитого во время последнего сражения.

— Ну, как там старик?

— Похоже, они с Бэнбриджем все уладили. Черт возьми, не могут же они расстрелять героя? Как бы то ни было, я успел и за тебя замолвить словечко.

— Ну, и что теперь? — с кислой миной спросил Думсдэй.

— Будешь командовать всем крылом истребителей на корабле и получишь награду.

— Ну, спасибо. Еще тридцать сопляков надо будет обучить, и каждый из них может угробить меня.

— Уж это точно.

— Надеюсь, им это не удастся; тебе же не удалось, а?

Ясон засмеялся и зашагал по полетной палубе.

— Раундтоп! Одинокий Волк!

Они стояли, наклонившись над раскрытой орудийной панелью «Рапиры», их лица были перепачканы смазкой. Подойдя к Ясону, они пожали ему руку.

— Как дела в верхах, сэр? — спросил Раундтоп.

— Я остаюсь на «Тараве». Мне обещали, что никаких разговоров об ее списании больше не будет. Ее отремонтируют как следует, начинят новым оборудованием и вернут в строй.

— Отлично, сэр. Рад за нашу старушку.

— Чемберлен, я хочу, чтобы ты возглавил эскадрилью «Ферретов».

Чемберлен расплылся в улыбке:

— Благодарю вас, сэр.

— Кевин, у меня к тебе есть разговор. Бок о бок они пошли по палубе.

— Пока я ждал встречи со стариком, ко мне подошел один из его штабных офицеров. У адмирала есть для тебя предложение, я обещал передать тебе его.

— Что это, сэр?

— Бэнбридж хочет, чтобы ты стал у него адъютантом. Это очень завидная должность, Кевин. Если ты будешь служить у Бэнбриджа и делать свое дело хорошо, ты далеко пойдешь. И то, что ты был боевым офицером и заработал серебряную звезду на свои золотые «крылышки», а я тебя к ней представил, тоже будет нелишне.

Быстрый переход
Мы в Instagram