Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Да, – громко и четко ответил правитель. Я согласен с твоими условиями.

И опять Мерлью слегка приподняла указательный палец.

– Внимание и повиновение! – вновь пропел звонкий девичий голосок. Извечная и Всемогущая, Дарующая Дыхание, Живущая в Свете, Всевидящая, Пребывающая в Прошлом, Настоящем и Будущем, Хранительница Вечности и Повелительница Серых гор собирается открыть сокровенную тайну Посланнику Богини! Все должны немедленно покинуть Тронный зал!

Воины дружно ударили об пол древками копий и одновременно замаршировали вперед, глядя прямо перед собой. Если бы гости не шарахнулись по сторонам – вояки наверняка бы их затоптали, выходя в распахнутую дверь. Следом за воинами, повинуясь мысленному импульсу правителя, вышли пауки и девушки, одна только Нефтис осталась на месте, сурово хмурясь и сжимая оружие.

Юная девчушка опустилась перед троном на колени, поцеловала пол, а потом быстро выбежала из зала.

– Оставь нас наедине, Нефтис, – попросил Найл и, видя ее колебания, напомнил: – Это ведь уже не Маг, Нефтис. Это принцесса Мерлью. Всего лишь принцесса Мерлью.

Телохранительница опасливо покосилась в сторону трона, однако, после короткого колебания, кивнула и тоже вышла из зала. Высокие створки медленно закрылись.

Магиня поднялась со своего царственного кресла, спустилась на несколько ступеней, села рядом со шкатулкой, откинула капюшон и встряхнула головой, позволяя длинным, едва тронутым сединой волосам рассыпаться по плечам. На этот раз она выглядела взрослой, усталой женщиной – причем ни по лицу, ни по волосам никаких мерцающих полосок не пробегало. Обычная женщина, утомленная непосильным трудом.

– Ну что ты там застыл? – с некоторым удивлением спросила она. Иди сюда.

– Неужели мне будет позволено приблизиться к Великой и Всеведущей…

– Позволено, – усмехнулась Магиня и вроде бы чуть помолодела. Все равно никто не видит. Это смертные должны помнить, что их правители значительно выше разумом и духом, и разговаривать с нами на языке обычных людей не подобает. Ты совершенно напрасно ведешь себя так, словно являешься одним из них. Этак у кого-то из твоих подданных может возникнуть желание стать правителем вместо тебя.

– Ну и что? Если кто-то окажется смышленее меня, так и пусть становится. Найл подошел ближе и уселся на ступеньку по другую сторону от шкатулки.

– Ты не ведаешь, что говоришь! – испугалась Мерлью. – Незыблемость повелителей является главной гарантией покоя, стабильности и процветания страны! Если властителем сможет становиться любой желающий, то это ввергнет в пучину хаоса самую великую и могущественную страну!

– Ты сожалеешь, что сменила Мага на его троне? – с несколько преувеличенным удивлением поднял брови Найл. – Хочешь вернуть его обратно?

– Это совсем другое, – небрежно отмахнулась Магиня. По ее волосам пробежала рябь, они сделались темно-каштановыми, рыжими, опять седыми и снова темно-каштановыми. Я слышала, ты назвал себя Смертоносцем-Повелителем?

– Да, – кивнул Посланник. За время нашего путешествия энергетика всех путников слилась в единое целое, и когда мы вернулись назад в Провинцию, смертоносцы признали в нас Смертоносца-Повелителя. Поскольку командовал всеми я, то и звание досталось именно мне.

– Не приживется, – покачала головой Мерлью. – Ты совершенно не похож на паука.

– Пусть называют, как хотят, – пожал плечами Найл. – Лишь бы эти три тысячи смертоносцев остались с нами.

– Экий ты… безалаберный! – в сердцах выдохнула Магиня. – И власти тебе не надо, званий тебе не надо, славы тебе не надо.

Быстрый переход