Loading...
Изменить размер шрифта - +

Тут Цуппи заревела, а уж если она ревет, так на всю округу слышно. Люди, сидевшие за соседними столами, стали на нас оглядываться. Почему эта маленькая девочка плачет? Та, что только что выиграла поросеночка?

Папа протянул было руку, чтобы спихнуть «выигрыш» с маминых коленей на землю, но люди вокруг так строго на него поглядывали, что он поспешил убрать ее. Может, побоялся: вдруг они решат, что он хотел шлепнуть поросенка.

— Хорошо-хорошо, — уступил папа, — пусть эта скотина немного побудет у нас.

Он расплатился, и мы пошли к машине. Хоть мы и выбрали самую короткую дорогу, идти надо было довольно долго. Поросенка пришлось нести на руках: стоило спустить его на землю, как он принимался носиться туда и сюда и не желал идти за нами.

Просто удивительно, до чего поросенок, оказывается, тяжелый! Намного тяжелее собаки такого же размера. Мы втроем тащили его по очереди, но в конце концов совсем выдохлись. Тогда мама взяла его под мышку, словно диванный валик, и несла так довольно долго. Потом она тоже устала и попробовала передать его папе, но он отказался наотрез:

— Захотели взять эту живность, вот и несите ее теперь сами.

Конечно, это было не очень-то любезно с его стороны, но мы на всякий случай промолчали.

Мы совсем выбились из сил, пока добрались до стоянки. В машине мама усадила поросенка себе на колени, чтобы тот не испачкал обивку сиденья. Хотя на самом деле он был очень чистый.

— Свиньи вечно грязные, — ворчал папа, — они обожают грязь. Недаром говорят «ест как свинья» или про комнату — «это настоящий свинарник».

Конечно, мы догадались, что он имел в виду нашу детскую комнату.

Только мы отъехали от стоянки, как мама вскрикнула: оказалось, поросенок написал ей на платье.

— Ну, хватит! — рассердился папа. Он остановился у ближайшей деревни и объявил: — Сейчас мы подарим поросенка какому-нибудь фермеру. Свиньям не место в городской квартире, они должны жить в деревне.

Тут Цуппи снова заревела. Она умеет очень громко плакать, хоть уши затыкай.

— Успокойся, — велел папа. — Сама посуди: какая радость поросенку жить в городе, где нет ни полей, ни лугов — одни дома.

Но Цуппи не унималась.

— Ну оставь ей поросенка хоть на пару дней! — попросила мама. — Ведь она его все-таки выиграла. А отдать его мы всегда успеем.

— Ладно, но только на три дня, а потом все равно придется с ним распрощаться. Господи! Что про нас соседи подумают!

 

 

 

Глава 2

 

Куда, скажите, девать поросенка в городской квартире? Хорошо еще, что мы жили на первом этаже и у нас за домом был крошечный палисадник, где росли груша и куст сирени. А рядом с нашим садиком были другие — все размером чуть больше полотенца.

Но Руди-Пятачка, так мы назвали нашу свинью, просто так оставить в саду мы не могли. Мама считала, что соседи этому не очень-то обрадуются. Да вдобавок еще и дождь начался. Цуппи хотела было уложить поросенка к себе на кровать, но папа строго-настрого ей это запретил. Так что оставалась только ванная комната. Очутившись у нас в квартире, Руди промчался галопом по всем комнатам, исследуя каждый уголок. Особенно ему приглянулся светло-серый ковер в папином кабинете. Он так и норовил на нем разлечься, но папа его выгнал. Тогда Руди ринулся на кухню, где попытался забраться в холодильник и со страшным грохотом уронил на пол две кастрюли.

— Вот не знала, что свиньи такие резвые! — вздохнула мама и кинулась поднимать кастрюли.

Когда все умылись и почистили зубы, папа запер Руди в ванной. Лежа в постели, мы слышали доносившееся оттуда тихое похрюкивание.

Быстрый переход