Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
В новых фильтрах, созданных по неизвестной им технологии, русские почему-то видят троянского коня. А что мы будем делать, если через неделю ваши фильтры выйдут из строя? – спрашивают они. И здесь уже не помогают никакие доводы. Ну какой российский чиновник поверит в то, что некая неправительственная организация из закордонья – есть у них в России такое словечко – просто так, за здорово живешь, подарит ему новенькие промышленные фильтры только потому, что их, иностранцев этих поганых, беспокоит, видишь ли, судьба самого глубокого в мире озера? Ну, чистый бред! С точки зрения российского чиновника, разумеется.

    А вот интересно, что думает по этому поводу простой московский таксист?

    -  Извините, – посмотрел я в затылок водителю. – Можно поинтересоваться, как вы, лично вы, относитесь к проблеме озера Байкал?

    Не оборачиваясь и даже в зеркало на меня не глянув, таксист поднял правую руку и основательно почесал стриженый затылок.

    Ну, давай же, дорогой, скажи что-нибудь веское! Изреки какую-нибудь вековую народную мудрость!

    -  А где это?

    -  Что? – не понял я.

    -  Байкал ваш.

    -  В Сибири…

    -  Тю! – таксист помахал рукой в воздухе. – Так мы ж в Москве!

    -  Но Сибирь – это Россия.

    -  А мне-то что? – пожал плечами шофер. – Я дальше Волоколамска никогда из Москвы не уезжал. Сибирь… – Водитель крутанул головой, как будто смешок проглотил. – Но, – веско! – Курилы японцам не отдадим!

    Вот оно! Исконно русское мышление! Байкал нам нафиг не нужен, потому что он и без того наш, но Курилы супостату не отдадим!

    Да, тут было над чем подумать. И времени поездки от Шереметьева-2 до «Балчуга» для этого было явно маловато.

    -  Приехали, – сообщил шофер, затормозив у входа в гостиницу.

    Он обернулся, положил локоть на спинку водительского сиденья и посмотрел на меня с такой улыбкой, будто собрался позволить мне забрать Курилы.

    Я улыбнулся в ответ – спасибо, не надо – и полез в карман за бумажником.

    -  Можете расплатиться уинами, – не понял моей улыбки шофер.

    Дались же им эти уины! От них же никакого проку, если нет информационного пространства!

    -  У меня есть рубли. – Я раскрыл бумажник. – Сколько?

    -  В уинах дешевле будет, – шофер чуть прищурил левый глаз, словно собирался подмигнуть мне заговорщицки.

    -  Сколько? – я достал из бумажника деньги.

    Шофер отвернулся недовольно и щелкнул пальцем по кнопке. На кассовом табло загорелась сумма к оплате – 320 рублей. Еще десять процентов чаевых, ладно.

    -  Прошу вас, – я протянул шоферу ровно 352 рубля.

    Таксист забрал деньги, сунул мне в руку чек и, опустив клавишу на панели управления, открыл заднюю дверцу.

    -  Всего доброго, – сказал я, выбираясь из машины.

    Рядом уже суетился швейцар-негр в малиновой ливрее с золотыми позументами, так и норовивший вырвать у меня из рук саквояж.

    -  Благодарю, помощь мне не нужна.

    Швейцар недовольно засопел, шевельнул вывернутыми ноздрями и с обиженным видом отошел в сторону.

Быстрый переход
Мы в Instagram