Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
А из каюты этого идиота Николая, который и устроил весь этот бездарный тотализатор.

— Почему идиота? — удивилась Инна. — По-моему, он до вчерашнего вечера выглядел вполне разумным человеком.

— Потому что Николай — игрок, который задолжал Михаилу крупную сумму денег еще в те времена, когда я была щедра к Михаилу. Потом я перекрыла источник финансирования для этого бездельника, и он начал собирать свои старые долги. В том числе и с Николая. И я отчасти уверена, что весь этот тотализатор Николай устроил ради того, чтобы немного заработать.

— Но заработали-то вы! — сказала Мариша.

— По чистой случайности, — усмехнулась Алла. — Как говорится, деньги к деньгам липнут. Уверяю вас, для меня это копейки. И ради такой смешной выгоды я бы не стала убивать мужа, как бы он мне ни надоел.

— А Марк? — спросила Инна.

— Что Марк? — удивилась Алла. — Марк не может убить даже муху. В отличие от Михаила, который мог быть жестоким, особенно когда твердо знал, что это сойдет ему с рук, так вот Марк не способен на жестокость. И зачем ему убивать Михаила?

— Чтобы избавить любимую женщину от этого надоедливого прилипалы, как вы сами выразились о своем муже, — сказала Инна.

— Я могла это сделать в любую минуту и без помощи Марка, — возразила Алла. — Он об этом знал. Человеческая жизнь у нас в России стоит дешево. А если знать надежных людей, которые к тому же кое-чем мне обязаны, и заплатить им за молчание подороже, то можно весь остаток жизни спать спокойно. Я не раз говорила Марку, что если не найдется другого способа, то я просто найму человека и он убьет моего мужа. И Михаил об этом знал, поэтому особенно и не наглел.

Их разговор прервал стук в дверь, и голос капитана потребовал впустить его в каюту. Инна с Маришей досадливо поморщились. То же выражение появилось и на лице Зайцева, когда он увидел девушек в каюте Аллы.

— Снова вы! — вырвалось у него. — Я же велел вам сидеть в вашей каюте до утра.

— А сейчас уже утро, — с невинным видом заметила Инна.

Но под строгим взглядом старпома им пришлось покинуть каюту Аллы Ферзевой. Впрочем, они узнали уже все или почти все, что хотели.

— Что мы имеем? — спросила Инна. — Трех подозреваемых. Николая, который был должен Ферзеву крупную сумму денег. Марка, который мечтал, чтобы его женщина стала свободной. И саму Аллу, которой, что бы она там ни говорила, до смерти надоел ее муженек с его материальными притязаниями.

— Насчет Марка нужно еще уточнить, — сказала Мариша. — Может быть, он вдов, у него трое детишек и он всех их нежно любит и содержит от щедрот госпожи Аллы. А я что-то сомневаюсь, чтобы из Аллы получилась бы добрая мачеха для его крошек. Но вообще-то Марка тоже нельзя исключать из числа подозреваемых.

— Но все дело в том, что никто из них троих не был в каюте Ферзева, пока я лежала под диваном в коридоре, — сказала Мариша. — Ну, предположим, обувь поменять дело минутное, но невозможно же вырасти за ночь на добрых полметра и изменить свои привычки и вымыть наконец ноги.

— Значит, нам нужно продолжать искать этих двоих в странно пахнущей обуви, — вздохнула Инна.

— И заняться этим нужно в первую очередь, — ответила Мариша. — А когда мы их найдем, то уже сможем понять, каким образом бутылка с отравленным вином оказалась в каюте Николая, а бокал с таким же ядовитым вином остался в каюте Михаила.

— Кто-то ее мог перенести туда, — сказала Инна. — Или Николай сам налил бокал вина, отнес его к Михаилу, тот выпил… Нет, глупо!

— Да, скорей всего вино было налито из той отравленной бутылки, — кивнула Мариша.

Быстрый переход
Мы в Instagram