Изменить размер шрифта - +

— Может, и так, но мне действительно необходимо знать, где я. Прошу вас!

— Что ж, — сказал высокий юноша, — это мир, иногда называемый ДЭД, по первым букам Дал Эй Джим, или, как его называют неверные, Дельта-Ипсилон-Гамма.

— А кто вы, сэр?

Юноша слегка изогнулся в поклоне:

— Позвольте представиться, Билса ат-Та-либ, аспирант доброго старого Университета Нечестивых Имен, или УНИ, как мы его называем для краткости. А кто вы? Вы, должно быть, добрый волшебник, перелетающий из одного мира в другой.

Ши криво усмехнулся:

— Ну что вы, мне известны лишь один или два магических приема. Зовут меня Ши, Гарольд Ши.

Ши уже почти протянул руку, прежде чем сообразил, что здесь такое не принято, вместо этого он поочередно приложил кончики пальцев к сердцу, к губам и ко лбу. Ши вздохнул с облегчением, когда увидел, что Билса проделал то же самое.

— А кто этот несчастный, который только что упал с башни?

— Он завалил экзамены, и за это его сбросили, — пожав плечами, неохотно объяснил Билса, а затем продолжал, но уже с куда большей живостью: — Вы видите эту трость? Я как раз иду, чтобы показать ее декану. Стоит мне бросить ее, и она превратится в змею, которая будет становиться все больше и больше, пока я не стегну ее этим прутиком. Тогда она начнет сжиматься и снова превратится в прогулочную трость. У меня появилась хорошая идея! Смотрите, я превращу трость в змею, а вы попытайтесь материализовать чудовище своего мира. Посмотрим, кто кого победит!

Юноша походил на первокурсника, затеявшего со своими сокурсниками в химической лаборатории колледжа спор о том, чья колба грохнет сильнее, если лить в нее подряд все жидкости, какие есть под рукой, без разбора. Не успел Ши возразить, как Билса бросил трость на землю и она сразу же превратилась в змею, похожую на питона. Она все росла и росла и вскоре стала больше любого из земных пресмыкающихся. Она пришла в ярость, склоняясь своей сходящейся на конус громадной, как у лошади, головой в сторону Ши. Разинув клыкастую пасть, змея издавала такое шипение, как будто сработал предохранительный клапан огромного парового котла.

У Ши не было готово заклинание для материализации подходящего монстра, да и само состязание было ему ни к чему. Должно быть, думал он, надо было в сорите заменить Q на Р. Против такого противника его сабля все равно что ничто. В полубезумии он снова начал бормотать последовательности сорита:

— Если Р не равно Q, то Q предполагается…

Голова монстра, которая к этому моменту достигла размера головы тираннозавра, наклонилась, челюсти раскрылись на всю ширину, а затем захлопнулись со стуком двери, подхваченной сквозняком, и наступила полная темнота. Ши почувствовал, что его оторвали от земли и подняли на воздух: это челюсти проклятой змеи сомкнулись вокруг его талии. Кольчуга устояла, воспрепятствовав зубам, не уступающим по величине штакетнику забора палисада, перекусить его тело, но сила, с которой чудовище сжимало челюсти, почти сплюснула его легкие. С нечеловеческим усилием он сконцентрировал силы и волю и продолжал заклинание:

— …которая перенесет Гарольда Ши в жилище Дороти Гейл в стране Оз!

Мучительное давление на тело Ши в области талии ослабло. Ему показалось, что он вновь очутился в состоянии невесомости, а вокруг него вращаются в вихре мириады цветных точек.

Затем он почувствовал под собой твердую почву, однако тело его не переставая крутилось и крутилось, как будто он катился вниз по отвесному склону. Сабля, вложенная в ножны, при этом колотила по спине.

Наконец он сел, ощущая сильную боль в той части тела, которую сдавливали челюсти гнусного пресмыкающегося. Каждое, даже самое слабое движение причиняло ему боль. Он был окружен сплошной стеной зеленой кукурузы, на которой только начали наливаться початки; несколько стеблей он сломал при падении.

Быстрый переход
Мы в Instagram