Loading...
Изменить размер шрифта - +

 Только он сам скоро о себе напомнил.
 Арест случился неожиданно. Жан шел от Катеринки (синеглазая девочка из кухонной обслуги просто засветилась от счастья, получив букет цветов), и у него кружилась голова от ее улыбки. А в следующий миг в пустом коридоре сгустились две тени, и с обеих сторон его крепко взяли за локти.
 И начался кошмар.
 Уже потом, когда он смог более-менее спокойно все вспомнить, то понял, что допрос был странным. Во-первых, спрашивали не про него самого, а про хозяина, а во-вторых, дознаватель, хоть и очень торопился, все же старался его не калечить. Но тогда… тогда он об этом не думал. Ни о чем не думал.
 Даже не сразу поверил, что все кончилось – потому что сознание, как весь мир, утонуло в боли. Не сразу поверил, что Ян разобрался с источником их проблем – пусть ценой недовольства Повелителя, но разобрался.
 Потом… потом они оказались здесь. Точно в ссылке. Залечили раны. И сам собой возник вопрос:
 – Ян… а зачем ты вообще со мной возишься? Зачем я тебе?
 И Ян, который всегда знал ответ на его вопросы, как-то беспомощно развел руками:
 – Не знаю. Разве нужно обязательно «зачем»? Знаешь, я всегда хотел, чтобы у меня был брат. Настоящий. Мечтал, что буду разговаривать с ним обо всем…
 Жану вдруг живо припомнилось первое утро. Рука, неумело взъерошившая ему волосы. А ведь и правда – как с братишкой говорил. Все это время…
 – Младший?
 Кажется, он сказал что-то не то. Ян нахмурился:
 – Нет.
 Как отрезал.
 Может, Жан долго гадал бы, что сказал не так, но через день Ян вернулся к разговору сам:
 – Вот что… Ты должен знать, раз уж пошло такое. Этот тип, которого я прикончил, не единственный, кто точит на тебя зубы. Тебе нужна защита, на случай… на всякий случай. Март предлагал помочь с документами на усыновление. Но это не лучший выход. Видишь ли… у меня есть семья. Отец, два брата.
 – Да?
 – Да, у нас древний род. Уважаемый.
 Юноше показалось, что он понял:
 – Им не понравится родич-человек?
 Ян невесело усмехнулся и стал расстегивать рубашку.
 – И это тоже. Но дело в другом. Вот смотри.
 Сначала юноша ничего не увидел. Потом Ян повернулся к свету, и стала заметной сетка шрамов – аккуратных, ровных, почти одинаковых. Словно кто-то набросил на Яна сеточку-иллюзию, обозначающую расположение нервных центров на теле человека.
 Два лишних – автоматически отметило недремлющее сознание хорошего ученика. У демонов все-таки чуть-чуть другое строение тела.
 – Это то, почему я не могу назвать тебя родичем, – объяснил Ян очень ровным голосом. – Знаки жертвы. Младшего в поколении всегда приносят…
 – Но ты же…
 – Я жив, да. Первый ритуал проводят в шесть лет. Посвящение. Второй – в двенадцать. Подтверждение предназначения. Третий в восемнадцать. Окончательно. Но Повелитель помешал. Забрал во Дворец, дал работу. Вот… И если я усыновлю тебя или назову братом, то младшим станешь ты. Понимаешь, что это значит? Моя семья… словом, я был бы рад братишке, но не с моей семьей. Если что-то случится, то ты должен как можно быстрее оказаться у фениксов. Понятно?
 – Что… что случится?
 – Жан, ты уже взрослый. Ты должен понять. Если Повелитель будет недоволен, если меня арестуют или даже просто уволят, то семья получит право требовать свою жертву обратно. Так-то вот…
 Голова закружилась. Жан молча смотрел, как демон мягко трогает магнитные застежки. Так спокойно, словно все это – ритуалы, жертва и грозная семья – не висит над его головой.
Быстрый переход