Изменить размер шрифта - +

Оставались звезды и сети.

Девушке хватало.

Но по своим близким она иногда скучала. В такие моменты она и просилась полетать.

Полковник распорядился выделять ей истребитель, и девушка успокоилась.

Очень скоро о ее способностях — о том, что она могла разобраться с любой проблемой, любой неполадкой, любой технической и электронной гадостью, — узнали по эскадре и стали потихоньку вызывать девушку на особо сложные случаи.

Майкл не возражал.

Девочка набирается опыта. Он сам получает «должников» — своего рода «ты — мне, я — тебе», корабли летают — что еще надо?

Проблемы начались на учениях. Как всегда, чисто случайно.

 

— Что значит — не работает?!! — Интаро Висен был в бешенстве.

А вы бы не были?

Прибываете вы на учения, собираетесь отдавать команды, а — никак.

Связь у вас не работает. Вообще. Корабль просто не видит флагманский терминал. То есть адмиральский — адмирал и есть капитан флагмана. И техники бьются уже около девяти часов, пытаясь найти неполадку. А не получается.

Можешь грозить, ругаться, беситься — все бесполезно.

План учений срывается, можно сказать, накрывается тем самым местом…

— Можете передать техникам, что, если через три часа мой терминал не будет работать, я их просто отдам под трибунал. Ясно?!

Всем было ясно.

Поэтому начальник техотдела достал из кармана личный коммуникатор. И набрал номер своего коллеги на «Летящем сквозь бурю».

— Том, выручай.

— Чего тебе?

— Ты хвалился, у тебя какая-то девица есть, чуть ли не гений.

— Она и есть гений. Навигатор, штурман, пилот, а в технике и электронике так сечет, что мне иногда хочется на пенсию уйти. Ей и разбирать ничего не надо. Она руками водит над двигателем — и говорит, что надо заменить. И хоть раз бы ошиблась!

— А у нас терминал не работает. Адмиральский.

— Да знаю я. Все уже знают, почему учения не начинаются.

— Так, может, договоримся?

— Я попрошу командира. Но если что — будешь должен.

— Сам знаешь, за мной не пропадет.

Примерно через двадцать минут Аврора, насильно втиснутая в парадную форму, летела к адмиральскому кораблю. Аккуратно пришвартовала свой истребитель к борту корабля, подождала, пока откроется переходной шлюз, и прошла в отсек, где ее истребитель встретили зеленые от волнения техники.

Дури у Висена-младшего хватило бы. Сказал — под трибунал, значит, туда и отправит.

Авроре это было безразлично, но повозиться с интересной поломкой… это уже любопытнее.

Ровно через двадцать минут после стыковки она была в центральном командном пункте.

Уселась за адмиральский терминал, отбросила на спину косу привычным жестом, положила тонкие пальцы на консоль…

«Ну что, мальчик, тебе плохо? Сейчас мы с этим разберемся. Узнаем, что болит, вылечим, все будет хорошо, я тебе обещаю…»

А еще через три минуты попросила отвертку и нырнула под консоль. Туда, где уже копались до нее техники. Но копались не там. Определенно.

Надо кое-что поправить в железе, а потом перезагрузить программы. И все преотлично заработает.

 

Интаро Висен вошел в командный пункт, как раз когда Аврора перезагружала программы.

И на миг замер, пораженный открывшейся картиной.

Все экраны занимала картина звездного неба. Кроме центрального. По нему со страшной скоростью мчались какие-то строчки. А за его личной консолью сидела девушка.

То есть сначала Интаро не увидел ничего, кроме белой гривы. Аврора уже успела зацепиться косой за что-то острое, и вырвавшиеся на волю пряди расползлись по плечам и спине.

Быстрый переход
Мы в Instagram