Изменить размер шрифта - +

Очень скоро о ее способностях — о том, что она могла разобраться с любой проблемой, любой неполадкой, любой технической и электронной гадостью, — узнали по эскадре и стали потихоньку вызывать девушку на особо сложные случаи.

Майкл не возражал.

Девочка набирается опыта. Он сам получает «должников» — своего рода «ты — мне, я — тебе», корабли летают — что еще надо?

Проблемы начались на учениях. Как всегда, чисто случайно.

 

— Что значит — не работает?!! — Интаро Висен был в бешенстве.

А вы бы не были?

Прибываете вы на учения, собираетесь отдавать команды, а — никак.

Связь у вас не работает. Вообще. Корабль просто не видит флагманский терминал. То есть адмиральский — адмирал и есть капитан флагмана. И техники бьются уже около девяти часов, пытаясь найти неполадку. А не получается.

Можешь грозить, ругаться, беситься — все бесполезно.

План учений срывается, можно сказать, накрывается тем самым местом…

— Можете передать техникам, что, если через три часа мой терминал не будет работать, я их просто отдам под трибунал. Ясно?!

Всем было ясно.

Поэтому начальник техотдела достал из кармана личный коммуникатор. И набрал номер своего коллеги на «Летящем сквозь бурю».

— Том, выручай.

— Чего тебе?

— Ты хвалился, у тебя какая-то девица есть, чуть ли не гений.

— Она и есть гений. Навигатор, штурман, пилот, а в технике и электронике так сечет, что мне иногда хочется на пенсию уйти. Ей и разбирать ничего не надо. Она руками водит над двигателем — и говорит, что надо заменить. И хоть раз бы ошиблась!

— А у нас терминал не работает. Адмиральский.

— Да знаю я. Все уже знают, почему учения не начинаются.

— Так, может, договоримся?

— Я попрошу командира. Но если что — будешь должен.

— Сам знаешь, за мной не пропадет.

Примерно через двадцать минут Аврора, насильно втиснутая в парадную форму, летела к адмиральскому кораблю. Аккуратно пришвартовала свой истребитель к борту корабля, подождала, пока откроется переходной шлюз, и прошла в отсек, где ее истребитель встретили зеленые от волнения техники.

Дури у Висена-младшего хватило бы. Сказал — под трибунал, значит, туда и отправит.

Авроре это было безразлично, но повозиться с интересной поломкой… это уже любопытнее.

Ровно через двадцать минут после стыковки она была в центральном командном пункте.

Уселась за адмиральский терминал, отбросила на спину косу привычным жестом, положила тонкие пальцы на консоль…

«Ну что, мальчик, тебе плохо? Сейчас мы с этим разберемся. Узнаем, что болит, вылечим, все будет хорошо, я тебе обещаю…»

А еще через три минуты попросила отвертку и нырнула под консоль. Туда, где уже копались до нее техники. Но копались не там. Определенно.

Надо кое-что поправить в железе, а потом перезагрузить программы. И все преотлично заработает.

 

Интаро Висен вошел в командный пункт, как раз когда Аврора перезагружала программы.

И на миг замер, пораженный открывшейся картиной.

Все экраны занимала картина звездного неба. Кроме центрального. По нему со страшной скоростью мчались какие-то строчки. А за его личной консолью сидела девушка.

То есть сначала Интаро не увидел ничего, кроме белой гривы. Аврора уже успела зацепиться косой за что-то острое, и вырвавшиеся на волю пряди расползлись по плечам и спине.

Пряди волос извивались, как живые, рассыпались по плечам, ползли по консоли, тонкие пальцы летали над клавиатурой, лица Интаро пока не видел, но…

Почему он раньше не видел эту женщину?

За ее плечом стоял начальник техотдела.

Быстрый переход