Изменить размер шрифта - +

— Вот и славно, — насладившись короткой паузой, заполненной моими воспоминаниями, кивнул учитель. — Потому что очень скоро ты покинешь империю. Чтобы выйти замуж.

Что он сказал? А это точно не слуховые галлюцинации? Здесь разные цветы растут…

— Да это же незаконно! — потрясенно выдохнула я и на миг зажмурилась, силясь взять себя в руки. — После того, как наличие дара подтвердилось, я обязана пройти надлежащее обучение!

Если б не это глупое правило, ни за что бы не уехала из дома. Но закон есть закон. Или не для всех?

— Разумеется, вы правы, — с тонкой улыбкой кивнул Лурден. — Но ситуация исключительная. К тому же, император уже подписал соответствующий указ.

Одним только богам известно, каких трудов мне стоило устоять на ногах. Но в графе «Самообладание» смело можно было мысленно ставить себе «зачет». Даже лицо удержала.

— Не переживайте, моя дорогая госпожа Ариадна. Кем-то всегда приходится жертвовать…

 

Деликатный стук в дверь раздался как раз тогда, когда я размышляла, как лучше поступить: сбежать или написать короткое письмо домой. Оба варианта были провальные, но от мысли, что они есть, на душе становилось немного легче. И слезы в глазах не закипали.

— Не заперто, — отозвалась я и плотнее закуталась в плед.

Худощавая женщина, дымчатой змейкой проскользнувшая в дверной проем, в состав местной прислуги точно не входила. Но кто же тогда?… Внутри повеяло холодком.

— Доброе утро, льера, — склонилась в вежливом поклоне незнакомка. — Меня зовут Вида, и с этого дня я назначена вашей личной камеристкой.

Удивление накрыло бурной волной, мне потребовалось некоторое время, чтобы справиться с дыханием. Камеристка? Интересно, ее из дворца прислали или от будущего мужа?

Пригляделась к женщине повнимательнее и пришла к выводу, что все-таки второе. Уж слишком внешность северная. Тонкая, вся какая-то серая (но не унылая, а скорее серебристая) и прозрачная, воздушная и холодная. Словно застывшая. Ни единой лишней эмоции на овальном, с выделяющимися скулами, лице. Губы тонкие, только немного тронутые перламутровой помадой. Обычные для северян прозрачно-голубые глаза, но волосы… черные, точно смоль, как мои собственные, но редко да попадаются белоснежные пряди.

— Рада знакомству, — доброжелательно кивнула я. Лучше с самого начала иметь с ближайшим окружением хорошие отношения, приобрести врагов всегда успею. — Ариадна Витронская.

Впрочем, о второй части имени скоро придется забыть. Еще и это их «льера»…

Как ни странно, улыбалась северянка тепло. Никакого напряжения с ее стороны не ощущалось, так что я спокойно доверила себя заботам новоявленной камеристки. Сама же невольно продолжала рассматривать ее волосы.

— Да, я полукровка, — наконец не выдержала Вида и взглянула на меня с едва уловимым вызовом. И поторопилась опустить глаза, но я все равно заметила. — Если вы имеете возражения, во дворце меня заменят кем-нибудь другим.

Против? Я? Да мне, вроде бы, все равно…

— Нет, просто… Разве так может быть?

Тихий смех перезвоном льдинок заполнил небольшую комнатушку.

— А почему нет? Люди-то одинаковые, разве что цветом волос да жизненным укладом отличаются.

И в самом деле, что это я!

Платье и все необходимое тоже прислали из дворца. Как объяснила Вида, император не имел желания позориться перед соседями, а надежды на то, что рядовая студентка сможет себе позволить «приличный», на взгляд высочайшей аристократии, наряд, было мало. К тому же, невест решили одеть одинаково, чтобы никто не выделялся.

Быстрый переход