Изменить размер шрифта - +
Она

даже пыталась успокоить меня, говорила, что все будет хорошо. Я горжусь ею.
Магнус лишь удивлялся тому, как разумно и по взрослому серьезно рассуждает его сын. За последние месяцы он сильно изменился и

возмужал. Магнус предполагал, что найдет Эгила таким же, каким потерял, но ошибся. Он увидел в мальчике сильную личность, человека,

который знает, что такое ответственность за близкого. Магнус подошел к сыну, взял его на руки и высоко поднял над головой, а опустив

на землю, склонился и прошептал ему на ухо:
– Я очень скучал без тебя. Давай больше никогда не расставаться!
Зарабет рассмеялась, а затем спросила:
– Скажи, Эгил, а как Лотти могла сказать тебе, что все будет в порядке? Я не понимаю.
Мальчик показал ей, как они разговаривают с Лотти при помощи жестов. Малышка потянулась на руках у сестры и зевнула, а потом вдруг

громко и отчетливо произнесла:
– Эгил, иди сюда!
– Она с каждым днем становится все больше похожа на женщину, отец, – усмехнулся Эгил.
Магнус наблюдал за тем, как дети общаются, как Эгил ласково гладит Лотти по волосам, слышал, как мальчик старательно выговаривал

слова, сопровождая их жестами, чтобы девочка поняла его. Лотти выслушала Эгила, послушно кивнула, снова прижалась к Зарабет и уснула

у нее на руках.
– Зарабет теперь твоя мать, Эгил.
– Я знаю. Это хорошо.
– Она беременна.
Мальчик замолчал. От волнения Зарабет затаила дыхание.
– Это тоже хорошо, – наконец кивнул Эгил. – Мы с Лотти хотим, чтобы у нас было много братьев и сестер. Я очень устал, отец. Мы

останемся здесь до утра?
– Да, а завтра вернемся в Иорк.
– А оттуда домой, в Малек, – не скрывая радости, добавила Зарабет.
– Поскорее бы, – вздохнул Эгил и улыбнулся. – Как раз об этом так мечтала малышка Лотти.

Быстрый переход
Мы в Instagram