Loading...
Изменить размер шрифта - +

   Хорош герой, подумал Дэв, мысленно скорчив гримасу. Знала бы она, как ему было страшно.
   Катя Алессандро стояла на веранде, стройная и гибкая в серой форме Гегемонии, резко контрастировавшей с весёлыми нарядами окружающих и тем более с отсутствием каких-либо одежд у многих. В небе на востоке висела громадная луна. Ночь была тихой и ясной, и светлое лезвие небесного лифта отчётливо выделялось на фоне оранжевого отблеска Сингапура, пронзая тьму до самого зенита, где и исчезало среди звезд.
   – Привет, Катя, – сказал он, подходя поближе. – Рад, что ты пришла.
   Она подняла голову, за льдинками её голубых глаз промелькнуло какое-то странное выражение.
   – До сих пор не уверена, что поступила правильно, Дэв.
   Звёздочки в петлицах говорили, что Катя капитан, но не Имперской армии, а Гвардии Гегемонии. Когда-то Дэв служил под её началом – 1-й батальон локийских уорстрайдеров, называвших себя Торхаммерами – Молотами Тора. Потом они побывали в мирах ДалРиссов, столкнулись с ксенофобами на Алия B-V. Как и Дэву, Кате предложили перейти на службу в Имперскую армию, но, к его удивлению, она без раздумий отказалась, предпочла остаться на старом месте. Поэтому сейчас её присутствие здесь казалось ещё более неуместным.
   Сказать по правде, он поначалу тоже отказался от предложения, но потом высокие покровители убедительно доказали необходимость его нахождения именно на Земле в качестве эксперта по ксенофобам. Никто другой из людей не имел подобного опыта. А кроме того, отец… Он улыбнулся ей.
   – Мне действительно хотелось повидать тебя до отъезда. Ну, и потом… – Дэв кивнул в сторону веселящейся толпы. – От приглашения адмирала Кодамы просто так не отмахнёшься!
   – Это ты так считаешь, – её голос звучал холодно. – Подобное представление не для меня, Дэв. Слава Богу, мне не нужно задерживаться здесь.
   – Вот как? Тогда зачем ты согласилась придти сегодня?
   – Потому что ты настаивал. А ещё потому, что через 10 часов я буду уже там, – Катя кивнула в сторону небесного лифта.
   – А потом куда? – он предложил ей свою сенсферу, но она резко покачала головой. Тёмные волосы ее были коротко подстрижены и не закрывали серебряные кольца височных разъемов за ушами. Когда Катя двигалась, они тускло блестели, отражая лунный свет.
   – Я уезжаю в Пограничные миры, Дэв. Хватит с меня Гегемонии. Так что сегодня – прощание.
   – Мне… Я не хочу, чтобы ты уезжала. Я думал, что нас что-то объединяет, что мы будем вместе.
   И снова какое-то, едва уловимое, выражение блеснуло в ее глазах. Что? Усталость? Протянув руку, она дотронулась до Имперской Звезды.
   – Боюсь, что между нами встало вот это.
   – Ну о чём ты говоришь, – он и сам удивился тому, как зло сказал это. – Не так уж всё и плохо, как тебе иногда кажется. Да и…
   – Перестань, Дэв, – тихо оборвала его Катя. – Посмотри вокруг! – она жестом обвела толпу, собравшуюся на веранде. На её лице появилась гримаса отвращения. Все эти люди – надушенные и разряженные придворные фавориты, голый мужчина с остекленевшими глазами, впавший в ВИР-транс, полдюжины чиновников в изысканных 100-йеновых костюмах, три женщины в углу, покачивающиеся в эротическом танце, – действительно могли смутить кого угодно, тем более её, с довольно-таки провинциальными взглядами.
   Он снова улыбнулся и печально покачал головой. Она всегда неуверенно чувствовала себя в этом обществе культурных, воспитанных людей и называла его декадентским. Впрочем, они и раньше говорили на эту тему, причем в местах более подходящих.
Быстрый переход