Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но он об этом может только мечтать, вот что самое ужасное.

Квинс представил на мгновение своих детей. Они хитро улыбаются, подмигивают друг другу и искоса посматривают на отца. Нет, надо во что бы то ни стало найти деньги и отослать этому мерзавцу. Нельзя выставлять детей на всеобщее посмешище, позорить жену и отца, подрывать добрую репутацию семейного бизнеса.

Финансовые ресурсы банка составляли почти десять миллионов долларов, но все они так или иначе находились в ведении отца-старика, зычный голос которого уже был слышен в коридоре. Ему недавно стукнуло восемьдесят один, но даже в таком преклонном возрасте он был достаточно энергичен, чтобы контролировать все проходящие через банк финансовые потоки. После его смерти Квинсу, конечно, придется поделиться с сестрой, которая неплохо устроилась и проживала с семьей в Чикаго, но сам банк, в чем он ни минуты не сомневался, останется в его руках. И как только это произойдет, он тотчас же продаст это чертово учреждение и навсегда покинет Бэйкерс с несколькими миллионами в кармане. А до того момента ему придется считаться с мнением отца, терпеть унижения, делать все, что он должен делать, и всячески ублажать старика.

Если папаша, не дай Бог, узнает о том, что его надул на сто тысяч баксов какой-то неведомый мошенник, он просто сойдет с ума и может вовсе оставить Квинса без наследства, передав все права на наследство своей дочери.

Когда голос отца стих, Квинс осторожно протиснулся в дверь, прошел мимо секретарши, налил себе чашку кофе и так же тихо вернулся в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь. Усевшись на диван, он в четвертый раз перечитал письмо и собрался с мыслями. Конечно, он найдет нужную сумму, отправит по указанному адресу, а потом будет молить Бога, чтобы гнусный мерзавец никогда больше не напоминал ему о своем существовании.

Если же Рикки и потом будет приставать к нему с назойливыми требованиями выслать деньги, то он просто-напросто попросит своего врача дать ему определенное количество таблеток, и все проблемы будут решены раз и навсегда.

Агент по продаже недвижимости, с которым он договорился пообедать в два часа, тоже производил впечатление отпетого мошенника. Он был каким-то скользким, старательно обходил все острые углы и предпочитал не давать никаких обещаний. Во время беседы с ним у Квинса мгновенно созрел свой план. Оба они берут кредит в банке, проводят переоценку земли, продают ее по завышенной стоимости и получают прибыль. Конечно, это своего рода мошенничество, но другого выхода сейчас не было. Квинс знал только одно: ему нужно срочно отыскать сто тысяч долларов и отправить по назначению. И он найдет их, эти проклятые деньги.

Президентская избирательная кампания Лэйка достигла апогея и чуть не завершилась катастрофой. С одной стороны, все опросы общественного мнения показывали резкий рост популярности и известности новоявленного кандидата, рейтинг которого поднялся с двух процентов до двадцати, а с другой – большинство избирателей заметно устали от столь агрессивной и пугающе неприятной телерекламы. Люди не хотели думать о войне или ее угрозе, о террористах, взрывающих дома и захватывающих в заложники ни в чем не повинных туристов, о ядерных и термоядерных взрывах, сотрясающих бедную землю. Конечно, они смотрели рекламу (не могли не смотреть, так как она была слишком навязчивой и вездесущей) и слышали спасительное послание нового кандидата в президенты, однако в душе большинство нормальных избирателей совершенно не хотели, чтобы им досаждали подобными ужасами и нарушали их привычное и весьма удобное спокойное существование. Они желали заниматься только одним – зарабатывать как можно больше денег и как можно больше тратить. Если же на экранах телевизоров появлялись какие-то неприятные или грустные репортажи, они тотчас же вспоминали о семейных ценностях и сокращении налогового бремени.

Поначалу многочисленные журналисты и репортеры относились к новоявленному кандидату как к сумасшедшему, каких вокруг немало.

Быстрый переход