Изменить размер шрифта - +
Как могли два человека быть такими холодными и жестокими? Требовать, чтобы их ребёнок был мёртв, и избавиться от него, потому что этот ребёнок не то, что они хотели. Моя прекрасная милая сестра самый особенный человек на земле. Я почувствовала, как внутри меня начинает зарождаться ненависть. Это не та эмоция, с которой я знакома, но она там и растёт.

— С деньгами Ван Алленов они могли заплатить любому, чтобы сохранить правду о Хейди. Они никогда больше не говорили о ней. Люди в их мире настолько поглощены самими собой, что они не заботятся о других. Смерть ребёнка — они прислали свои соболезнования, и со временем всё было забыто. — Взгляд на лице Стоуна приобрёл чистое отвращение, когда он описал, как ребёнок мог исчезнуть так легко.

— Они просто отдали её. Они просто отправили деньги и ребёнка моей матери. И больше ни слова. От них ничего не было. Хейди — самый прекрасный человек, которого я знаю. Но им было всё равно, — я произнесла слова вслух, пытаясь осознать их. Я бы никогда так не поступила. Они оба монстры. Ужасные, ужасные люди с тёмными душами. Я благодарна, что Хейди никогда их не знала. Что у неё была любовь моей мамы. Моя мама была лучшей.

— Порция и так зависит исключительно от Джаспера в поддержании своей жизни. Она не позволила бы всему зайти так далеко, что вы с Джаспером стали бы близки. Но она должна была рассказать историю, из-за которой казалась бы менее ужасной, если это возможно. Изнасилование было оправданием, попыткой получить сочувствие или, по крайней мере, понимание. Она не хочет, чтобы он узнал правду. Но из-за спешки она не состыковала свою ложь. Джаспер придёт к тому же выводу, что и ты. Он потребует правду. Он не сможет простить её.

А кто-то сможет? Как мать может так поступить?

— Как мне смотреть в лицо Хейди и при этом не распасться на части? Я не смогу обнять её и не заплакать.

Его пристальный взгляд переместился с холма на прекрасный дом, который является безопасным местом Хейди.

— Ты сильная. Я наблюдал за тобой. Ты сможешь сделать это. Делай то, что всегда делаешь, когда посещаешь её. Играйте в кикбол. Пусть она сделает то, что хотела сегодня сделать. Наслаждайся ею. Когда ты будешь готова уйти, твой автомобиль будет ждать тебя здесь. Я отвезу тебя к центру и припаркуюсь, потом вернусь сюда, чтобы забрать свой «ровер».

— Я просто оставлю её здесь? Я не знаю, заплатил ли им Джаспер. Если он этого не сделал, мне нужно запланировать мой следующий шаг. Если он это сделал… я не знаю… Не знаю, что делать дальше.

Стоун повернулся ко мне.

— Хейди — Ван Аллен. Ван Аллен, которая жила в бедности в трейлерном парке, в то время как её родители путешествовали по миру и жили в роскоши. Эти деньги принадлежат ей так же, как и Джасперу.

Его слова нашли отклик. Медленно. Я видела свидетельство о рождении, и я знаю, что это реально. И я наконец позволила своему разуму развить эту мысль, действительно признавая, что Хейди является Джасперу сестрой по крови. Она не моя. Девочка, которую я люблю больше, чем себя, не приходится мне родной сестрой.

— Она всегда будет твоей сестрой, — добавил он, словно прочитал мои мысли. — Ваша связь не может быть разрушена чем-то таким простым, как личность, подарившая вам жизни. Ваша с ней связь сильнее любой крови.

Он прав. Мы с Хейди связаны. Это никогда не будет зависеть только от меня.

— Я не могу видеть его или говорить с ним, — прошептала я. — Пока нет. Может быть, скоро. Он обдумает всё и поймёт, что то, что нам рассказали, невозможно. Но я не могу.

— Лучше всего тебе не видеться с ним. Я могу разобраться с этим. А пока садись в машину и позволь мне отвезти тебя к сестре. Ты успокоишься, когда увидишь, что о ней заботятся.

Быстрый переход