Изменить размер шрифта - +
Не потому что его отец отступил, а потому что сердечный приступ отправил его в кому на шесть месяцев. За это время Стоун смог получить временную опеку над Уиллом. То, что Уилл был с нами, было замечательно, но нас всё ещё преследовал страх, что это только временно. Теперь, когда Уилл с нами, ни один из нас не может представить нашу жизнь без него. Стоун усердно работал над делом против своего отца. Хильда игнорировала все попытки связаться с ней. Она не хотела потерять свою новую жизнь в Малибу.

Когда его отец не вышел из комы, а его тело стало отказывать, Стоуну позвонили, потому что его мачеха не была упомянута как человек, который может решать, отключать ли его от аппарата жизнеобеспечения. Этим человеком был Стоун. Он не мог решить в тот день. Это было чем-то, в чём ему нужно было быть уверенным. Он разговаривал с несколькими врачами. Каждый сказал, что его отец медленно уходит и с каждым днём они наблюдают всё меньше и меньше мозговой активности. Он уже был на той стадии, что даже если бы и очнулся, то в лучшем случае остался бы в вегетативном состоянии.

Стоун не спал в ту ночь. Он сидел на террасе.

Он принял окончательное решение, и за неделю до того, как родилась наша дочь, отец Стоуна был похоронен. Его мачеха не претендовала ни на что, так как по завещанию получила дом на Манхеттане и двадцать миллионов долларов. Намного больше, чем она бы получила при разводе. Брачный договор об этом позаботился.

Хильда в очередной раз передала опеку над своим ребёнком. В этот раз Стоуну, когда суд пытался постановить, что по закону Уилл останется со своей матерью. С которой Уилл даже не просил увидится. Он начал принимать то, что с нами он в безопасности. То, что мы любим его и что его дом здесь. Вскоре он стал вести себя всё больше как ребёнок, которым и является, нежели как кто-то намного старше своих лет.

Хейди любит приезжать погостить у нас на выходные, и вместе мы проводим все праздники. Она обожает своих племянницу и племянника, а они любят её. У неё своя комната в нашем доме, на случай если она когда-нибудь захочет жить с нами, но она счастлива в «Among the Spanish Moss».

Дверь позади меня открылась, я повернулась и увидела, как входит мой красивый муж. Он наблюдает за тем, как играют дети, с радостной улыбкой. Его взгляд перешёл на меня.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.

Я приподняла свою чашку.

— Имбирный чай, который посоветовала Джеральдина работает. Хотела бы я знать о нём, когда у меня был токсикоз при беременности Прим.

Стоун подошёл ко мне и поцеловал в макушку.

— Ты уже решила, когда мы им расскажем? — спросил он меня, имея в виду детей.

Я ещё не решила и поэтому покачала головой.

Он пожал плечами.

— Как только будешь готова. Не торопись. Мы можем позволить им думать, что ты просто толстеешь.

Я толкнула его и рассмеялась.

— Не смешно, — сказала я без капли веселья.

— Я люблю, когда ты большая и круглая. Это единственное время, когда Джаспер не смотрит на мою жену, представляя её голой.

— Он так не делает, — ответила я, закатывая глаза.

— Ага, ещё как делает.

Дети любят своего дядю Джаспера, а я была благодарна за то, что отношения между Стоуном и Джаспером возобновились. Они нуждаются друг в друге. Они не кровные братья, но братья во всех смыслах.

Стоун сел на диван и потянул меня к себе на колени.

— Иди сюда. Мне нужно подержать тебя, пока ты не стала слишком тяжёлой.

— Если бы я тебя не любила, то возненавидела, — сказала я ему.

— Ты не могла бы меня возненавидеть. Я слишком обаятелен.

Он прав. Обаятелен. Когда-то он так не думал. Когда-то и я не верила. Но жизнь умеет разыгрывать всё так, как ты никогда бы не смог вообразить.

Однажды в мой мир вошёл парень, и я посчитала его самым грубым красивым и неприятным человеком, которого когда-либо встречала.

Быстрый переход