Изменить размер шрифта - +
Испуганные лошади понесли, и карета опасно накренилась. Рейн размышлял над сложившейся ситуацией. Возницы не было, лошади были неуправляемы, и кто-то делал все возможное, чтобы его погубить.

Карету накренило вправо, и Рейна отбросило в противоположную сторону. Он прополз вперед и ногой вышиб небольшое окошко, за которым находился облучок извозчика. Рейн подумал, что если бы это было ограбление, то грабители уже давно перехватили бы поводья. Но сиденье извозчика оставалось пустым. Находиться и дальше внутри кареты означало верную смерть. На своем веку Рейн повидал немало раздавленных тел после подобных несчастных случаев. Мороз пробежал у него по коже. Что бы это ни было, это произошло не случайно, хотя кто-то и постарался, чтобы все выглядело как неблагоприятное стечение обстоятельств.

Ударом ноги Рейн открыл дверь. Прежде чем она снова захлопнулась, в нее вонзилась еще одна пуля. Рейн подумал о том, сколько времени нужно, чтобы перезарядить пистолет. Он мог бы рискнуть и выступить против одного и даже против двух стрелков. Рейн слышал крики, в то время как неуправляемая карета неслась дальше по улице. Колеса стучали в такт с его часто бьющимся сердцем. Рейн снова пнул дверь ногой, но на этот раз выпрыгнул и схватился за кольцо снаружи, поставив ногу так, чтобы дверь не закрывалась. Это была хоть какая-то защита.

Карета летела слишком быстро, чтобы Рейн мог услышать выстрел, но он почувствовал сперва один, а затем и другой удар в дверь. Решив, что еще одного шанса у него не будет, Рейн выпрямился и потянулся к ремешку возле облучка.

Ему в лицо летели пыль и мелкие камешки, а ветер рвал одежду, пока он перебирался к сиденью возницы. Рейн передвигался вслепую все ближе к облучку, не зная, привязаны ли поводья или болтаются где-то между лошадиными копытами, представляющими смертельную опасность. Рейн так этого и не узнал. Карета с диким грохотом накренилась. Потеряв равновесие, Рейн упал спиной в чернильную тьму.

Все его чувства были обострены. Оказавшись на земле, он попытался сориентироваться. Рейн так сильно ударился спиной, что у него перехватило дыхание. Он покатился по бугристой поверхности, разрывая одежду и раня кожу.

Рейн не мог ни дышать, ни видеть, ни двигаться. Но его слух оставался острым. Он слышал грохот кареты и испуганное ржание проносившихся мимо лошадей. Пару минут спустя он определил по звуку, что за каретой скачут несколько всадников. Сейчас уже не имело значения, друзья это были или враги. Рейн заставил себя сделать вдох и с облегчением почувствовал, что тело снова начинает его слушаться. Спина горела как в огне. Вскоре боль станет невыносимой, напоминая ему о том, что он выжил. Расцарапанный и окровавленный, Рейн поднялся на ноги. Звуки погони давно стихли, но виконт по-прежнему оставался в неведении: кто, черт побери, пытался его убить?

 

– Он был заперт, как в ловушке. – Его голос звучал резко и напряженно. – Как вы могли позволить ему уйти?

Человек, который рискнул заговорить, был намного крупнее остальных и явно немало повидал на своем веку. Кроме того, он был достаточно умен, чтобы понимать: тот, кто находится перед ними, может быть смертельно опасным.

– Вы сами сказали нам, что он хитрец. Он в очередной раз оправдал свою репутацию. – Человек пожал плечами. – В следующий раз ему это не удастся.

– Некоторые говорят, что он обладает колдовским даром, потому что когда-то общался с мертвыми. Он способен вызывать мертвецов из гроба. Может, они его и унесли, – предположил другой из сидевших за столом мужчин.

Главарь наклонил голову, будто обдумывая эту мысль. Затем без всякого предупреждения он занес ногу, сильно ударив говорившего в пах. У того из горла вырвался звук, похожий на икоту. Он сполз со стула и свалился под стол.

– Неудивительно, что вы все вместе не можете убить одного-единственного человека.

Быстрый переход