Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но через это изумление пробивалось еще какое-то беспокойство. Его волновала политическая обстановка. Ведь, по существу, судьба Покойника зависела от терпимости Танфера к инородцам.

Те сведения, что он прочитал в моей голове, видимо, не успокоили его.

Я налепил свою мальчишескую улыбку и двинулся к двери. У мамочки Бекки мужа не было, и она активно выискивала кандидатов на эту роль.

Именно сейчас требовалось, чтобы попугай впал в раж, слуга проявил гнусную сущность, а партнер бы побыл самим собой. Как и следовало ожидать, ни один из них не пошел мне навстречу.

Я не жалею сил для свершения правильных поступков. Бекки получила свой ужин, как и договаривались.

 

 

За две недели в Зоне безопасности произошли заметные изменения. Заведение Морли сменило имя и стало величаться «ПАЛЬМЫ». У входа стояли чахлые пальмы в бочках. Несчастные растения уже успели пожухнуть в затхлой атмосфере Танфера. Здесь же появились уличные фонари. Юные эльфы-полукровки, разряженные, как полковники венагетов, торчали, несмотря на неурочное время, у дверей – принимать лошадей и экипажи гостей.

– Сдается мне, я никогда больше не буду чувствовать себя здесь уютно, – заметил Плеймет.

– Ты прав. У Дотса вдруг появились непомерные амбиции. В этом месте теперь не нужны люди вроде нас.

Я посмотрел на Торнаду. Она промолчала – все еще дулась.

Интерьер «Домика Радости» был полностью обновлен и превращен в подобие тропической хижины в представлении безумца. Я бывал на островах и видел, что из затеи Морли ничего не вышло. Когда он быстро препроводил нас наверх, чтобы мы случайно не напугали посетителей, если таковые появятся, я сказал:

– Ты развел там слишком мало насекомых, приятель.

– Что? Каких еще насекомых?

– В тропиках их полно. Во-первых, жуки, такие огромные, что с ними приходится вступать в бой за свою пищу. Во-вторых, разнообразные мухи и москиты. Они просто загоняют тебя на дерево. Словом, там множество разных козявок.

– При создании антуража нельзя перебарщивать и впадать в натурализм, Гаррет.

– Посетителей с Холма насекомыми, наверное, не заманить, – высказал гениальную догадку Плоскомордый.

Дотс нахмурился, наше присутствие его явно раздражало. Ненавижу, когда люди идут на все, чтобы вскарабкаться выше по социальной лестнице.

– Что вам надо? – спросил он.

– Я хочу сказать тебе кое-что, чтобы полностью закрыть дело Дождевика. Торнада, как ты, видимо, заметил, вышла из тюрьмы. Трилогия найдена, но некто изуродовал все три книги, что, впрочем, не принесло ему пользы.

Я кратко пересказал все, что услышал от Покойника. Зная характер моих друзей и круг их знакомых, я понимал, что мои слова распространятся по городу. После этого, я надеялся, все перестанут меня преследовать.

Дело в том, что вокруг меня опять начали собираться наблюдатели. Видимо, пленные венагеты из «Вершин» сообщили заинтересованным лицам, что я еще раз посещал поместье.

Крайне огорченный, Морли спросил:

– А девушку ты видел?

– Исчезла бесследно. Вероятно, отправилась откапывать сокровища. – Вообще-то я не предпринимал никаких попыток найти ее.

– Значит, так… – Он был озадачен. Дотс не разделяет мой взгляд на вещи.

У меня не было настроения утешать его.

– Выходит, что так.

– Вынужден поторопить вас уйти. До вечернего открытия мне еще предстоит переделать миллион дел. Но прежде чем вы уйдете, я хотел бы высказать одно пожелание. Выполнив его, вы окажете мне огромную услугу.

– Ты начал изъясняться прямо как Робин и Пенни. В чем дело?

Он неумело изобразил огорчение:

– В «Пальмах» друзьям всегда будут рады.

Быстрый переход