Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
..
     - Сумасшедшим! О господи! - Он попытался засмеяться. - Но ведь ты же ничего, совсем ничего... Это было бы избавлением... Если бы он хоть на секунду поверил, что это сумасшествие, он бы не сделал этого, он бы жил...
     - Значит, то, что написано в протоколе о нервном расстройстве, - ложь?
     - Конечно.
     - Почему же ты написал не правду?
     - Почему? - повторил он.
     Наступило молчание. Снова я был в тупике и ничего не понимал. А мне уже казалось, что я убедил его и мы вместе атакуем эту тайну, Почему, почему он не хотел говорить?!
     - Где автоматы? - спросил я.
     - На складах. Мы закрыли их все, кроме тех, которые обслуживают полеты.
     - Почему?
     Он снова не ответил.
     - Не скажешь?
     - Не могу.
     В этом было что-то, чего я никак не мог ухватить. Может быть, пойти наверх к Сарториусу? Вдруг я вспомнил записку и подумал, что сейчас это самое главное.
     - Как ты себе представляешь дальнейшую работу в таких условиях?
     Снаут пожал плечами:
     - Какое это имеет значение?
     - Ах, так? И что ты намерен делать?
     Он молчал. В тишине было слышно шлепанье босых ног. Среди никелированных и пластмассовых аппаратов высоких шкафов с электронной аппаратурой, точнейших приборов эта шлепающая разболтанная походка казалась дикой шуткой не совсем нормального человека. Шаги приближались. Я стал напряженно всматриваться в Снаута. Он прислушивался, зажмурив глаза, но совсем не выглядел испуганным. Значит, он боялся не ее?!
     - Откуда она взялась? - спросил я.
     Снаут молчал.
     - Не хочешь сказать?
     - Не знаю.
     - Ладно.
     Шаги удалились и затихли.
     - Ты мне не веришь? - спросил Снаут. - Даю слово, что не знаю.
     Я молча отворил шкаф со скафандрами и начал раздвигать их тяжелые пустые оболочки, Как я и ожидал, в глубине на крюках висели газовые пистолеты, которыми пользуются для передвижения и состоянии невесомости. Как оружие они стоили немного, но выбора не было. Лучше такое, чем ничего. Я проверил зарядное устройство и перекинул через плечо ремень футляра.
     Снаут внимательно следил за мной. Когда я регулировал длину ремня, он язвительно усмехнулся, показав желтые зубы.
     - Счастливой охоты!
     - Спасибо за все, - ответил я, идя к двери.
     Он вскочил со стула.
     - Кельвин.
     Я посмотрел на него. Усмешки уже не было. Не знаю видел ли я когда-нибудь такое измученное лицо.
     - Кельвин, это не... Я... правда не могу, - с трудом проговорил он.
     Я ждал, что он скажет еще что-нибудь, но он только шевелил губами, как будто старался выдавить из себя слова.
     Я молча повернулся и вышел.

САРТОРИУС

     Коридор был пуст. Сначала он шел прямо, потом поворачивал направо. Я никогда не был на Станции, но во время предварительной тренировки шесть недель жил в точной ее копии, находящейся в Институте на Земле. Я знал, куда ведет лесенка с алюминиевыми ступеньками.
     В библиотеке было темно. На ощупь я нашел выключатель, Когда я отыскал в картотеке первый том Соляристического ежегодника вместе с приложением и нажал кнопку, загорелась красная лампочка.
Быстрый переход
Мы в Instagram