Изменить размер шрифта - +
Построенные вручную деревянные и кирпичные дома высотой не больше четырех этажей заменили небоскребы. Улицы, когда-то переполненные автомобилями и автобусами, теперь были запружены лошадьми, мулами и верблюдами. В час пик от вони можно было потерять сознание. Сейчас же, с последним лучом медленно умирающего за горизонтом солнца, город казался пустынным. Обладающие хотя бы крохами ума торопились домой. Ночь принадлежала чудовищам, а они всегда были голодны.

Усилившийся ветер гнал по небу темные облака, пронизывая меня до костей. Скоро грянет буря. Оставалось надеяться, что в Победных Высотах — скромном жилище моего клиента — найдется место, где я смогу укрыть от непогоды старушку Пэгги.

Наш путь лежал через Бакхед, копыта Пэгги гулко стучали в сумеречной тиши пустынных улиц. Ночи я практически не боялась. Я выглядела слишком потрепанно и убого, чтобы кто-нибудь решил поживиться за мой счет, и никто в здравом уме не стал бы угонять Пэгги. Если только поблизости не ошивается банда варящих мыло головорезов, мы со старой клячей в полной безопасности. Я снова проверила адрес. Прямо посреди Бакхеда. Секретарь сказал, что мимо я точно не пройду. Значит, у меня есть все шансы заблудиться.

Я завернула за угол и остановилась как вкопанная.

Над руинами возвышался небоскреб. Его не должно было существовать, тем не менее, он стоял прямо перед моими глазами: бетонно-кирпичный гигант на фоне пурпурного неба. Этажей пятнадцать, а то и больше. К нему льнули еле заметные завитки тумана. Сооружение оказалось таким высоким, что в окнах верхних этажей все еще отражалось солнце, хотя весь город уже лежал во мраке.

— Пэгги, ущипни меня.

Пэгги вздохнула, сокрушаясь тому факту, что судьба свела ее со мной.

Я потрепала ее по седой морде:

— Ставлю десять к одному — перед нами Победные Высоты. И почему они не валяются в руинах?

Пэгги фыркнула.

— Ты права. Надо посмотреть поближе.

Мы двинулись к небоскребу сквозь лабиринт улиц. В досье говорилось, что клиента зовут Сайман. Ни намека на то, фамилия это или имя. Может, он что-то вроде Бэтмена — единственный и неповторимый? Хотя, конечно, Бэтмен не стал бы нанимать телохранителя.

— Пэгги, задумайся, кто готов выложить три тысячи за ночь? И почему? Держу пари, жить в этом здании совсем не дешево, значит, у Саймана деньги водятся. Вопреки общепринятому мнению, люди при деньгах очень не любят с ними расставаться и делают это только в чрезвычайных ситуациях. Три штуки означают, что у него большие неприятности, и мы сейчас вляпаемся в нечто крайне поганое.

Наконец мы добрались до огромной парковки. Пустой, если не считать ряда машин по одному краю. Серая «Вольво», черный «Кадиллак», даже блестящая «Ламборгини» цвета «металлик». На большинстве автомобилей были встроенные в крышу канистры для работающих на воде двигателей. Такие машины могли ездить и в период магических волн, используя вместо бензина заряженную заклятьями воду. К сожалению, чтобы колымага завелась, требовалось минут пятнадцать беспрерывного бормотания заклинаний, а когда она ехала, то развивала скорость не выше семидесяти километров в час, рыча, фыркая и грохоча всю дорогу так сильно, что даже глухой мог бы пожаловаться на повышенный уровень шума.

За автомобилями нас поджидала огромная белая вывеска: черная стрелка направо, над которой черными буквами было написано «Пожалуйста, поставьте свой транспорт в стойло». Я посмотрела в указанном направлении и увидела большую конюшню, а рядом маленький домик для охраны.

Мне потребовалось пять минут, чтобы убедить охранника — я не замаскировавшийся серийный убийца. В конце концов Пэгги устроилась в удобном стойле, а я начала подниматься по каменным ступеням к Победным Высотам. Прямо на моих глазах кирпичная стена небоскреба задрожала, замерцала и превратилась в отвесную скалу.

Быстрый переход