Изменить размер шрифта - +
Я сделал паузу на несколько секунд, затем перевернул страницу, проклиная себя за то, что смог даже подумать об этом. Я потратил следующий час, ища любую, с более-менее приличной внешностью, но я постепенно приходил к тому, что не осталось с кого выбирать. Я вернулся к ее фотографии и посмотрел снова. Она неплохо смотрелась, сказал я себе, и она действительно мила. Вероятно, она сказала бы да, думал я…

Я закрыл альбом. Джейми Саливан? Дочь Хегберта? Никогда. Ни за что. Мои друзья сотрут меня в порошок.

Но по сравнению с приглашением моей мамы, или блеванием в ванной, или даже, Господи помилуй… Кери Денисоном?

Я потратил остальную часть вечера, обсуждая все за и против моей дилеммы. Поверьте, я ходил туда сюда некоторое время, но в конце выбор был очевиден, даже для меня. Я должен был пригласить Джейми на танцы, и я бродил по комнате, думая о том, как бы это провернуть.

Именно тогда я понял кое-что ужасное, кое-что абсолютно пугающее. Кери Денисон, внезапно понял я, вероятно, стоял перед такой же дилеммой, что и я прямо сейчас. Он, вероятно, тоже просматривал альбом! Он был чудаком, но не был из тех парней, которые любили рвоту, и если бы Вы увидели его мать, Вы бы поняли, что его выбор был еще хуже моего. Что, если он уже пригласил Джейми? Джейми бы не отказала ему, и правду говоря, она была его единственным выбором. Никто помимо нее не смог бы его перенести. Джейми помогла бы каждому — она была святой. Она, вероятно, слушала бы писклявый голос Кери, видела бы доброту, исходящую от его сердца, и приняла бы его приглашение сразу же.

Таким образом, я сидел в своей комнате, ужасаясь от возможности, что Джейми уже не может пойти на танцы со мной. Говорю Вам, я плохо спал той ночью, из-за самой странной вещи, которую я когда-либо испытывал. Я не думаю, что кто-нибудь когда-либо волновался, приглашая Джейми. Я планировал пригласить её утром, пока храбрость не оставила меня, но Джейми не было в школе. Я полагал, что она работала с сиротами в Морхед Сити, так она поступала каждый месяц. Несколько из нас также пробовали прогулять школу, используя такое же оправдание, но Джейми была единственной, кому это разрешали. Руководитель знал, что она читала сиротам, или делала игрушки, или просто сидела без дела, играя с ними в игры. Она не выбиралась на пляж, не болталась в кафе «Сесиль», или что-то в этом роде. Эти варианты были абсолютно нелепы.

«Нашел девушку?» спросил Эрик меня на перемене. Он знал очень хорошо, что я не нашел, но даже притом, что он был моим лучшим другом, он любил издеваться надо мной время от времени.

«Еще нет», сказал я, «но я стараюсь».

В конце коридора, Кери Денисон подошел к своему шкафчику. Я клянусь, что он злорадно посмотрел на меня, когда думал, что я его не вижу.

День шел не важно.

Минуты медленно шли во время последнего урока. Я думал о том, что если бы Кери и я вышли в то же самое время, то я был бы в состоянии добраться до ее дома быстрее, чем этот неуклюжий. Я начал готовиться, и когда зазвенел звонок, я вылетел из школы, и побежал в полную силу. Я летел приблизительно сто ярдов или вроде того, а затем я начал немного утомляться, и закончилось все это судорогой. Довольно скоро я мог только идти, но судорога действительно начинала добираться до меня, и я должен был склониться и придержать свои бока, в то время как я продолжал двигаться. Спускаясь вниз по улице Бьюфорта, я был похож на хрипящую версию нотердамского горбуна.

Мне казалось, что позади себя я услышал высокомерный смех Кери. Я оборачивался, придерживая пальцами живот, чтобы придушить боль, но я не видел его. Возможно, он срезал путь через чей-то задний двор! Он был трусливым ублюдком. Нельзя было верить ему ни минуты.

Я начал ковылять еще быстрее, и довольно скоро я достиг улицы Джейми. К тому времени я вспотел, вся моя рубашка была пропитана потом — и я все еще сильно хрипел. Ну, я подошел к ее двери, взял секунду, чтобы отдышаться, и, наконец, постучал.

Быстрый переход