Изменить размер шрифта - +
Я даже знаю, что это за дом, — хитро глядя на меня, заметила подруга. — Тот, с колоннами? Загадочный и опасный?

— Что еще за дом? — не понял Глазков.

— Здесь неподалеку, 23-й номер. Тинка считает, там без нечистой силы не обошлось.

Она засмеялась, а я мысленно чертыхнулась. Собственно, такая мысль у меня была, но после подобного вступления Глазков вряд ли отнесется к ней серьезно.

— Если трупы перепрятали, то на фига бросать их там, где сразу найдут? — заговорил сосед. — Проще закопать за городом. Ведь если их до сих пор не нашли, вряд ли завтра побегут искать. А здесь — следствие, то да се, и большой риск засыпаться…

— Как погибла женщина? — поинтересовалась я.

— Скорее всего, ее задушили. Так же, как мужика.

— Я же сказала, кто-то с вами играет, — вмешалась Людка. — Не знаю, где он трупы взял, но подкинул их нарочно. Классический случай: псих жаждет всеобщего внимания и очень хочет, чтоб его поймали, если верить психологам. Но лично я им не особо верю. Иди и сдайся, коли в одном месте свербит, а вся эта бодяга с подсознательным…

Психология у подруги — больная мозоль. Дай Людке волю, она будет ораторствовать на эту тему до второго пришествия. Мать Людки — дипломированный психолог, по мнению подруги, договориться с ней о чем-то миром возможным не представляется. Тот случай, когда доктор не в состоянии помочь сам себе. По этой причине Людка делала далеко идущие выводы и иначе как «большим недоразумением» и «не наукой», психологию не называла.

— Дом, в котором труп нашли, стоит в таком виде много лет, — продолжила подруга. — Псих, или кто он там, мог попросту не знать, что его вот-вот снесут. Насколько я понимаю, после пожара попасть в дом с улицы, бомжам например, нелегко. Да и нечего там делать бомжам, они предпочитают дома покрепче. А труп не лежал на входе, его ведь спрятали. Запросто могли вывести с мусором и не заметить.

— В принципе, да, — кивнул Глазков.

— То есть нашему психу просто не повезло. Намереваясь утопить второй труп, он, по моему мнению, место выбрал весьма удачно. Шансы обнаружить его там невелики.

— Если бы не случайность, — заметил Тимка, — которая иногда сводит на нет все старания. Мужик оступился в темноте и вскрикнул. А Тинка, услышав это, полезла в кусты.

— Не полезла, просто поинтересовалась, все ли в порядке.

— Но этого оказалось достаточно, чтобы его спугнуть. У него было два варианта: либо спешно сматываться и попытать счастья в другом месте, либо быстро сделать дело. И то и другое одинаково опасно. Ведь ты могла его заметить.

— Первый вариант даже опасней. Представь, что его бы заметили, когда он волок этот мешок…

— Да уж, логичнее от него избавиться. Но у нас по-прежнему нет уверенности, что действовал один и тот же человек. На мешках нет отпечатков…

— Там же были следы, — напомнила я.

— Были, но наш псих очень осторожен. Предусмотрительно надел бахилы и перчатки, разумеется, тоже. У него 42-й размер обуви. Вот пока и все.

— Самый ходовой, — заметила Людка. — А собачку привести не догадались?

— Уж эти мне умники… След ведет к асфальтовой дорожке, а там столько народу прошло…

— Обидно, если он все еще находился в парке, — вздохнула я.

— Подозрительных лиц на выходе останавливали и, разумеется, опросили всех, кто был поблизости. Возможно, наш парень действительно отирался среди них. Но лично я сомневаюсь.

Быстрый переход