Изменить размер шрифта - +
Его корзина представляла собой нечто вроде ящика из ивовых прутьев и была неспособна держаться на волнах. В случае падения она неминуемо должна была утонуть.
     В два часа дня аэростат находился на высоте каких-нибудь четырехсот футов.
     И в эту минуту раздался мужественный голос человека.
     Ему отвечали не менее решительные голоса.
     - Все ли выброшено?
     - Нет. Остались еще деньги - десять тысяч франков золотом. Тяжелый мешок тотчас же полетел в воду.
     - Поднимается ли шар?
     - Да, немного, но он сейчас же снова опустится!
     - Можно еще что-нибудь выбросить?
     - Ничего.
     - Можно. Корзину! Уцепимся за веревки! В воду корзину!
     В самом деле, это было последнее средство облегчить шар. Канаты, прикрепляющие корзину к шару, были перерезаны, и аэростат поднялся на две тысячи футов. Пассажиры забрались в сеть, окружающую оболочку, и, держась за веревки, смотрели в бездну.
     Известно, как чувствительны воздушные шары ко всякому изменению нагрузки. Достаточно выбросить из корзины самый легкий предмет, чтобы шар тотчас же переместился по вертикали Аэростат, плавающий в воздухе, ведет себя с математической точностью. Понятно поэтому, что если облегчить его от значительной тяжести, он быстро и внезапно поднимется. Это и произошло в данном случае.
     Но, покачавшись, некоторое время в верхних слоях воздуха, шар снова начал опускаться. Газ продолжал уходить в отверстие оболочки, которое невозможно было закрыть.
     Воздухоплаватели сделали все, что было в их силах. Ничто уже не могло их спасти. Им оставалось рассчитывать только на чудо.
     В четыре часа шар был на высоте всего лишь пятисот футов. Внезапно раздался звонкий лай.
     Воздухоплавателям сопутствовала собака. Она вцепилась в петли сетки.
     - Топ что-то увидел! - закричал один из аэронавтов.
     И сейчас же другой громко крикнул:
     - Земля! Земля!
     Воздушный шар, который все время несся на юго-запад, покрыл с утра расстояние во много сотен миль, и на горизонте действительно появилась гористая полоса земли. Но до этой земли оставалось еще миль тридцать. Чтобы достигнуть ее, если шар не отнесет в сторону, нужно лететь, по крайней мере, час. Целый час!.. А вдруг шар в это время потеряет весь оставшийся в оболочке водород?
     В этом был весь ужас положения-Воздухоплаватели ясно видели берег, которого надо достигнуть, во что бы то ни стало. Они не знали, остров это или материк; им не было даже известно, в какую часть света занесло их бурей. Но до этой земли, обитаема она или нет, гостеприимна или сурова, необходимо еще добраться!
     Однако скоро стало ясно, что аэростат не может больше держаться в воздухе. Он летел над самой водой. Высокие волны уже не раз захлестывали сетку, увеличивая этим ее тяжесть. Шар накренился набок, точно птица с подстреленным крылом. Полчаса спустя шар находился на расстоянии не больше мили от земли. Опустошенный, обвисший, растянутый, весь в крупных складках, он сохранил лишь немного газа в верхней части оболочки. Пассажиры, цеплявшиеся за сетку, стали для него слишком тяжелы и вскоре, очутившись по пояс в воде, должны были бороться с бушующими волнами. Оболочка шара легла на воду и, раздувшись, как парус, поплыла вперед, подгоняемая ветром. Быть может, она достигнет берега!
     До земли оставалось всего два кабельтовых <Кабельтов - морская мера длины, равная почти 200 метрам.
Быстрый переход