Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Вдруг, словно по команде, танцующие огоньки взлетели вверх и слились в единое ослепительное целое. Сияющее облако ненадолго зависло над холлом, а потом вылетело наружу сквозь разбитое окно, в ясный день, на несколько мгновений затмив даже само солнце. А потом все исчезло, растаяло без следа.

Первым опомнился Гэйб. Он посмотрел на жену, и его сердце подпрыгнуло от радости, когда он увидел выражение счастья на лице Эвы. Ее глаза сверкали от непролитых слез, а улыбка была почти восторженной. Вместе с Лили и Перси она продолжала смотреть в окно, в светлый день, как будто ожидая, что огоньки вот-вот вернутся.

Наконец Лили сказала:

— Вот теперь все действительно кончено. — И задумчиво улыбнулась.

Гэйб развернул Эву, чтобы она оказалась к нему лицом, и через плечо жены посмотрел на ясновидящую.

— Все проблемы разрешились? — спросил он Лили. — Они теперь ушли отсюда навсегда?

Лили кивнула.

— Да, ушли окончательно. Их больше ничто не удерживало в Крикли-холле. Августус Криббен потерял власть над ними.

— А сам Августус Криббен?

Улыбка Лили угасла.

— Я не знаю, но больше ничего здесь не чувствую. В конце концов, он ведь получил свою одиннадцатую жертву.

— Пайк?

Лили снова кивнула.

— Маврикий Стаффорд. Прямо сейчас я ощущаю дом как пустой, хотя Криббен мог и не понять, что ему пора уходить. Страдание может удерживать его здесь в виде призрака, собственное зло затуманило для него все вокруг, он мог и не понять урока.

— Ладно, нам пора собираться, — решительно заявил Гэйб. — Есть тут призраки или нет, но чем скорее мы уедем из Крикли-холла, тем мне будет спокойнее. Перси, вы как, в порядке?

Старый садовник кулаком вытер слезы, выступившие на его глазах.

— Да, сынок, — ответил он. — похоже, молодая леди правду говорит, никого больше не осталось. Это просто большой, старый, уродливый пустой дом, и я надеюсь, таким он и останется навсегда.

Собачий лай, раздавшийся снаружи, отвлек всех от разговора.

— Гэйб?.. — Эва посмотрела на мужа. — Звучит как… нет, не может быть!

Гэйб даже растерялся, когда Честер появился в распахнутых дверях. Лорен и Келли восторженно захихикали за его спиной. Пес на секунду-другую замер на пороге, как будто в неуверенности. Но как только он заметил Эву, перепрыгнул через порог и помчался к ней, разбрызгивая воду из луж. Эва совершила серьезную ошибку, присев на корточки, и Честер прыгнул на нее, едва не опрокинув на спину.

Гэйб бросил взгляд в сторону старого садовника. И Перси кивнул ему, давая понять, что все в порядке. В доме теперь не осталось ничего, способного напугать пса.

 

 

Эпилог

 

Сиделка Айрис обнаружила окоченевший труп Магды Криббен на следующее утро после большого наводнения в прибрежной деревне Холлоу-Бэй. И хотя подобные утренние находки не были чем-то необычным в приюте для стариков, сиделка чуть не вскрикнула от испуга, когда вошла в похожую на келью комнату Магды. Вместо того чтобы мирно лежать в своей кровати, старая женщина сидела, выпрямившись в кресле с жесткой спинкой, полностью одетая, и смотрела на дверь; ее тело было таким твердым, будто Магда промерзла насквозь.

Но больше всего расстроило Айрис выражение лица Магды Криббен: нижняя челюсть отвисла, беззубый рот широко открыт, словно застыл в отчаянном крике, а безжизненные глаза таращились на дверь. Таращились мимо сиделки Айрис, как будто в последнее мгновение жизни Магда увидела, как в ее комнату входит нечто ужасающее…

 

* * *

 

Полиции так и не удалось найти тело Гордона Пайка, человека, приехавшего в Крикли-холл в ночь второго большого наводнения — так местные жители окрестили разгул стихии.

Быстрый переход
Мы в Instagram