Изменить размер шрифта - +
Редко мигающие.

И наконец кивнула. Величественно, снисходя до меня.

– Спасибо, – обрадовался я. Широкая улыбка смиренного слуги. Периферическим зрением углядел, как дернулась Конвей, – вероятно, попытка сдержать рвоту.

– Если не возражаешь, давай начнем со вчерашнего вечера. Не могла бы ты просто описать его в подробностях начиная с первого учебного периода?

Джоанна изложила все ту же историю. Медленно и отчетливо, простыми словами, понятными для плебса. И – Конвей, царапавшей что-то в блокноте:

– Успеваете? Или мне говорить помедленнее?

Конвей расплылась в ослепительной улыбке:

– Если мне что-нибудь потребуется, ты тут же узнаешь. Не сомневайся.

– Спасибо, Джоанна, – вмешался я. – Это очень любезно с твоей стороны. Скажи, когда вы работали здесь, ты не заглядывала к Тайному Месту?

– На секунду буквально, когда выходила в туалет. Проверить, не появилось ли чего-нибудь любопытного.

– И как?

– Все та же прежняя чушь, – пожала плечами Джоанна. – Тоска.

Ни лабрадора, ни сисек.

– А там есть твои записки?

Взгляд мельком в сторону Хулихен.

– Нет.

– Уверена?

– В смысле?

– Я спрашиваю только потому, что одна из твоих подруг говорила, что раньше ты туда иногда писала.

Глаза похолодели.

– И кто это сказал?

Смущенно развожу руками:

– Я не могу раскрыть эту информацию, прости.

Джоанна задумчиво пожевывала губами, от чего лицо ее несколько перекосило. Кому-то достанется.

– Если она сказала, что это делала я одна, то наврала. Мы все этим занимались. И давно всё оттуда убрали. Ну послушайте, ну что за ерунда. Вы так говорите, будто речь идет о чем-то серьезном. Мы просто развлекались.

Конвей была права: вранья на этой доске не меньше, чем секретов. Маккенна повесила ее ради своих целей, а девчонки используют для собственных.

– Ну а что насчет этого? – Фотографию ей в руки.

Уронила челюсть. Отшатнулась. Заверещала “О господи!”.

Прижала ладонь ко рту.

Чертовски фальшиво.

Но это ничего не значит. Есть такие люди – всё, что они ни делают, кажется лживым. Не потому что они записные лжецы, просто не умеют говорить правду. И у тебя нет способа отделить настоящую ложь от притворной.

Мы подождали, пока она иссякнет. Быстрый взгляд на нас в промежутке между истеричными завываниями – убедиться, что мы потрясены.

– Ты повесила эту записку в Тайном Месте?

– Я? Вы что? Нет! Ну вы что, не видите, что я практически в шоке?

Рука прижата к груди. Часто, взволнованно дышит. Мы с Конвей с интересом наблюдаем.

Хулихен завозилась на стуле. Что-то прощебетала.

Конвей, не оборачиваясь:

– Сидите спокойно. Она в полном порядке.

Джоанна метнула убийственный взгляд на Конвей. Но задыхаться перестала.

– Может, просто для смеха? Если да, то ничего страшного. Ты же не под присягой даешь показания. Мы просто хотели выяснить, и все.

– Я уже сказала. Нет. Понятно?

Если она меня отфутболит, прощай, мой шанс исключить всех, кроме одного подозреваемого, услышать щелчок открывшегося замка.

Джоанна смотрела на меня, как на дерьмо, прилипшее к подошве. Еще миг – и меня вышвырнут в ту же помойку, что и Конвей.

– Абсолютно, – согласился я. Забрал фотографию, убрал подальше, как будто ее и не было. – Просто на всякий случай спросил. А кто из твоих подруг это сделал, по-твоему?

Что-то блеснуло в глазах Джоанны, на этот раз настоящее.

Быстрый переход
Мы в Instagram