Loading...
Изменить размер шрифта - +
Но на этот раз до трансформации не дошло. Младенец откинулся назад, тяжело дыша, тоненькая струйка мочи, вырвавшаяся из пениса, в очередной раз смочила полотенце?подгузник. Что?то хлопнуло под пультом управления, перед которым стоял стул с младенцем. Он лежал чуть ли не поперек и жадно хватал ртом воздух.
В противоположной стене дверь с надписью «ГЛАВНЫЙ ВХОД» сдвинулась, открываясь. Найджел решительным шагом направился к младенцу, голова уже непрерывно моталась из стороны в сторону, до трех он считал не на двух или трех языках, а на добром десятке.
— Сэр, я действительно больше не могу…
Мордред издавал радостные младенческие гу?гу?га?га и тянул ручонки к мешку. Но мысленный приказ отдал четкий и лишенный эмоций: «Заткнись. Дай то, что мне нужно».
Найджел положил мешок ему на колени. Из мешка доносился писк, похожий на человеческую речь, и впервые до Мордреда дошло, что трепыхалось в мешке одно существо. То есть, не крыса! Размером побольше! А если размер больше, то больше и крови!
Он раскрыл мешок и заглянул в него. На него с мольбой смотрели два глаза с золотыми ободками. На мгновение он подумал, что это птица, которая летает в ночи, птица ух?ух, как она называлась, Мордред не знал, но потом увидел, что тело существа покрыто шерстью, а не перьями. То был трокен, во многих частях Срединного мира известный, как ушастик?путаник, маленький, только?только оторвавшийся от материнской сиськи.
«Ну что ты, что ты, — послал ему Мордред свою мысль, едва не пуская слюни. — Мы в одной лодке, мой маленький дружок, оба сироты, оставшиеся без матери в этом суровом, жестоком мире. Сиди тихо и я утешу тебя».
Подчинить себе такое юное и простодушное существо оказалось практически также просто, как подчинить машины. Мордред заглянул в его разум и обнаружил узел, который контролировал волю. Потянулся к нему рукой, ментальной рукой, рукой своей воли, и схватил. Услышал робкую, полную надежды мысль
(«не причиняй мне зла пожалуйста не причиняй мне зла; пожалуйста сохрани мне жизнь; я хочу жить веселиться играть; не причиняй мне знал пожалуйста не причиняй мне зла пожалуйста сохрани мне жизнь»)
и ответил:
«Все хорошо, не волнуйся, малыш, все хорошо».
Ушастик?путаник, сидевший в мешке (Найджел нашел зверька в гараже, отрезанного от матери, братьев и сестер автоматически закрывшийся дверью), расслабился. Наверное, он не верил услышанному, но ему очень хотелось поверить.

6

В кабинете Найджела лампы горели в четверть накала. Джейк проснулся, едва Ыш заскулил. Остальные спали, пока.
«Что не так, Ыш?»
Ушастик?путаник не ответил, только из горла по?прежнему доносился скулеж. Его глаза с золотистыми ободками не отрывались от дальнего, темного угла кабинета, словно он там видел что?то ужасное. Джейк без труда вспомнил, что он точно также вглядывался в угол своей спальни, просыпаясь в предрассветные часы от кошмара, в котором сталкивался с Франкенштейном, или с Дракулой, или
(Тираннасорбетом Рексом)
с другим, Бог знает каким чудовищем. И теперь, решив, что ушастикам?путаникам, возможно, тоже сняться кошмары, он еще сильнее настойчивее попытался прикоснуться к разуму Ыша. Сначала ничего не увидел, а потом возник какой?то далекий, смутный образ
(глаза глаза смотрящие из темноты)
чего?то непонятного, возможно, ушастика?путаника в мешке.
— Ш?ш?ш?ш, — прошептал он на ухо Ышу и обнял своего друга. — Не буди их, им нужно выспаться.
— Аться, — тихонько ответил Ыш.
— Тебе просто приснился плохой сон, — шептал Джейк. — Иногда я тоже их вижу. Они не настоящие. Никто не сажал тебя в мешок. Засыпай.
— Пай, — Ыш положил мордочку на правую переднюю лапу. — Ыш бу ойным.
Быстрый переход