Loading...
Изменить размер шрифта - +
Враг пустил в ход магию. Ту самую, без огненных шаров и ледяных игл, магию, убивающую одним фактом своего существования.
    Каждое заклятье надлежало перехватить, разложить на составляющие, обезвредить. Если удастся - отразить, отзеркалить прямо на неприятеля. Сегодня будет тяжко, куда тяжелее, чем обычно: врага надо не просто победить, но - самое главное! - не спугнуть раньше времени.
    Если успеет повелитель Ракот - замечательно. Нет - справимся и сами.
    Быкоглавцы принялись стрелять, когда арбалеты их едва-едва могли достать до учеников Хедина. И почти одновременно рявкнули гномьи бомбарды, над полем боя воспарили алые, малиновые, ослепительно-белые или желтоватые огненные шары. С тетив сорвались стрелы эльфов, трещал и переливался всеми цветами радуги воздух там, где свободные от отражения вражьей атаки чародеи отряда Гелерры сами перешли в наступление.
    Сородичи Орши ловко ставили искрящиеся полупрозрачные щиты, пытаясь отразить падающие с неба гномьи подарки. Зелёное мерцание, знакомое, слишком знакомое… Дальние, вам пора бы сменить палитру. Ваши изумрудные пламена мне изрядно надоели. Дался вам этот цвет!
    Клин быкоглавцев в единый миг расцвёл словно сказочным садом - заряды гномьих огнебросов взрывались облаками разноцветного пламени, растекаясь по земле настоящими огненными реками. Креггер и его сородичи явно старались перещеголять друг друга.
    Быкоглавцы не дрогнули. По-прежнему бежали вперёд, со всей мыслимой быстротой перезаряжая самострелы. Назад они поворачивать не собирались, как и в прошлый раз, прямиком направляясь в расставленную для них нехитрую ловушку.
    По-прежнему мерцали распахнутые врата, однако изливавшийся из них поток быкоглавцев иссяк. Тысяч пятнадцать, на глаз определила адата. Немного. Для пяти сотен учеников Хедина - практически ничто.
    Гелерра с Репахом и морматами поднялась в воздух. Она не скрывалась, напротив! - пусть видят её белые крылья, пусть целятся в неё! Пусть не отрывают от неё взглядов, пусть ждут её внезапного удара, сегодня она прикрывает других.
    Ага, вот и подземные рогачи - гномы вовремя заметили одного, брошенная руна вспыхивает и взрывается, обнажая ворочающееся в воронке чудовище; эльфы с неимоверной быстротой всаживают ему в спину стрелу за стрелой, огнебросы извергают потоки жидкого пламени; а потом кто-то из людей-магов резко выкрикивает слова заклятия, сводит руки в странном жесте - почему-то именно у людей чаще всего чары соединены со словом и движением, - и, уже смертельно раненый, рогач взрывается изнутри.
    Поле стремительно затягивал дым, земля тряслась под ногами сражающихся, и Гелерре с десятком морматов пришлось оттянуться назад - сражение отдалялось от портала. Не спускаясь на землю, они едва успевали отбивать нацеленные в них заклятия боли и смерти, прикрывая соратников.
    Полумесяц учеников Хедина растягивался всё шире, охватывая с боков решительно рвавшийся вперёд клин быкоглавцев. Это было как на самых первых уроках, когда Учитель только начинал свои наставления, сам, не перепоручая никому, показывал на оживших тавлейных фигурках простейшие манёвры в бою. «Слабый центр и сильные фланги». Окружение врага, увлёкшегося прорывом середины нашего боевого порядка. И никакие подземные твари ему уже не помогут.
    Однако нельзя забывать и про Арбаза, пора возвращаться к порталу. Репах с полудюжиной морматов оставался, остальные вместе с адатой устремились вперёд, борясь с налетевшим горячим ветром.
    И только потому она заметила, как из полыхающего портала выбралась кучка фигур в неприметные серых и коричневатых плащах. Высокие, стройные - по виду люди, просто люди. Быстро и сноровисто расставили треноги, разожгли огонь под ними, поставили какие-то чаши, не то курильницы, не то жаровни.
Быстрый переход