Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
И дело не в том, что отчислять меня не будут.
   Пройти мимо леди Митас, у которой, видимо после столь громкого заявления лорда директора, из руки выпало перо и теперь на каком-то явно важном документе расплывалось пятно, оказалось непросто. Но ладно секретарь – у дверей стояла леди Орис, и вот ее взгляд мне запомнится надолго.
   – Темных вам, – пробормотала я, и торопливо покинула секретарскую.
   В коридоре долго стояла, пытаясь прийти в себя. Потом медленно направилась к выходу из административной части и едва вышла на порог, остановилась вновь – подставляя лицо яркому, весеннему солнышку.
   Весна!
   Третий день сегодня, и склоны уже покрылись зеленью, кусты, едва скинув снежные хлопья, расцвели, деревья зазеленели, первые, самые нежные цветы робко пробиваются сквозь опавшую и примятую растаявшим снегом листву. Как же красиво! И так сказочно-волшебно, никак не могу к этому привыкнуть. Загреб севернее Ардама, у нас весна сменяет зиму в течение шести дней, здесь все происходит за три. И праздник «Смерти Зимы» он действительно прощание со снежной красавицей, ведь сколько ни выпадет снега в последнюю ночь, поутру с первыми лучами уже по теплому весеннего солнца все растает. Оттого и празднуется Смерть Зимы до самого рассвета. Приграничье край суеверный, у нас говорят «Последним снегом умоешься от всех хвороб избавишься».
   – Ровнее, ровнее поднимай! – раздался крик магистра Тесме.
   – Держи ее! – вопил Сэдр.
   – Плавнее, плавнее давай, – вторил им Ружен.
   Стараюсь не улыбаться. Сложно, конечно, но лучше уж постараться, чем получить проклятием в ответ на улыбку. А все дело в чем, после случившегося в праздник Смерти Зимы лорд директор был зол. На меня, на себя, на весь мир. Об этом знали только я и он, я даже Юрао не сказала ни слова о разрыве помолвки. А тут, в первый весенний день преподаватели мужского пола, которые страстно завидовали женской половине и обновленному женскому общежитию, решили повторно попытаться намекнуть лорду директору о состоянии своего жилища. Лорд Тьер намеку внял, и приказал всем адептам и преподавателям мужского пола, ожидать его во дворе академии.
   Мы, женская половина, оказавшись во время построения в одиночестве, выполняя несложные упражнения, с интересом следили за происходящим. Несложными упражнения были как раз по причине того, что Верис тоже с интересом ждала чего же будет. Мы «чего будет» ждали с некоторым ревностным недовольством – большую часть зимы лучшее общежитие было как раз у нас, и отдавать первенство по комфорту мужской половине оказалось как-то обидно. Но вот все выстроились, ожидая лорда директора. Мы неторопливо выполняем растяжку, затем приседания. Мужская половина в состоянии радостного нетерпения свысока поглядывает на нас, Сэдр потирает ладони…
   Открылась дверь, на порог стремительно вышел злой, и от того убийственно спокойный лорд директор. Бросил взгляд на меня. Торопливо приседаю – не в такт с остальными, зато за Янкиной спиной как-то безопаснее.
   Не знаю, как долго смотрел в мою сторону магистр, но когда он направился по тренировочному полю к находящимся в ожидании чуда, бледная Тимянна начала сбиваться и тоже невпопад приседать.
   А лорд директор прошел ближе к мужскому общежитию, и мы услышали его произнесенное ледяным тоном:
   – Мне долго ждать?!
   И главное уже никто не опасался духа хранителя, а вот лорда Тьера все и разом – мужской коллектив так вообще почему-то перестал чуда ждать.
   – Так… план же, лорд директор, – потусторонний голос звучал очень заискивающе.
   Заискивающий дух хранитель это было нечто.
Быстрый переход
Мы в Instagram