Изменить размер шрифта - +
— Как ты не понимаешь, Мерайза, если хоть одно слово, сказанное в этой комнате, дойдет до Мальборо Хауса, карьеру Джорджа можно будет считать оконченной. Для него навсегда закроются двери тех домов, где сейчас он считается желанным, наверняка привлекут к суду за клевету, и наши имена будет трепать бульварная пресса.

— Уверяю вас, тетя Китти, в моей книге не будет никаких имен,— уговаривала ее девушка.— Вместо них читатели увидят пропуски или многоточия, однако все сразу догадаются, гостем,— немного успокоившись, добавила она.— И принц запретит включать нас в списки гостей на обедах, которые он почтит своим присутствием! Более того, те о ком идет речь. Маловероятно, чтобы кто-нибудь решился выступить с обвинениями в мой адрес, учитывая, что большинство фактов уже давно известны публике.

— Ты сошла с ума! — воскликнула леди Беррингтон.— Я умываю руки! Во всем виноват твой отец. Джордж часто говорил, что его брат, не будь тот графом, обязательно стал бы революционером или анархистом.

Мерайза весело рассмеялась:

— А мы называем себя радикалами! Ведь папа всегда был настроен революционно, он ненавидел великосветское общество.

— Между прочим, по вполне объяснимым причинам,— презрительно заметила леди Беррингтон.

— Если вы имеете в виду маму,— ответила ей девушка,— то, конечно, ее бегство с лордом Джелтсдейлом явилось для него ударом. Однако их взаимоотношения не стали предметом страшного скандала, о них не писали в газетах.

— Но все знали об этом,— напомнила леди Беррингтон,— естественно, всем все было известно! Джордж рассказывал, что сгорал от стыда, когда члены клубов обсуждали это событие. А какие вещи они говорили! Твоя мать устроила семейный скандал, Мерайза, и у меня создается впечатление, что тебе не терпится пойти по ее стопам.

— Короче, я могу пообещать вам одно,— заявила девушка.— Я ни с кем не сбегу. Я вообще не собираюсь замуж, поэтому вам не грозит давать свидетельские показания в суде по делу о моем Непристойном поведении.

— Что значит "не собираешься замуж"? — сердито осведомилась леди Беррингтон.— Да это же лучшее, что можно пожелать для тебя! Выходи замуж, Мерайза, за первого, кто сделает тебе предложение, и забудь о всей этой чепухе с книгой, которая нанесет нам невосполнимый ущерб.

— Вы хотите сказать, невосполнимый ущерб вашему общественному статусу,— холодно заметила девушка.— Итак, если вы согласитесь помочь мне, тетя Китти, я дам вам слово, что проявлю максимум осторожности и сделаю все возможное, чтобы ваше с дядей Джорджем имя никак не упоминалось.

— Так что же ты хочешь от меня? — обеспокоенно спросила леди Беррингтон.

— Я хочу, чтобы вы устроили меня гувернанткой в семью, которая занимает важное положение в обществе. Я хочу своими глазами взглянуть на жизнь аристократии. Я хочу удостовериться, насколько правдивы все рассказанные истории и не преувеличивал ли папа. Вам известно, что он был враждебно настроен ко всему светскому обществу, которое олицетворял для него лорд Джелтсдейл.

— Твой отец просто помешался на своей ненависти,— раздраженно заявила леди Беррингтон.

— Папа не раз говорил,— заметила девушка,— что Гай Фокс совершил огромную ошибку. Вместо того чтобы сжигать здание палаты общин, ему следовало бы разрушить здание палаты лордов.

— Пожалуйста, Мерайза, выбрось из головы эти дурацкие идеи,— взмолилась леди Беррингтон, прилагавшая титанические усилия, чтобы держать себя в руках.— Выкинь дневники тети Августы и живи так, как живут девушки твоего возраста. Я понимаю, тебе всего двадцать один, а в молодости нам всем приходили в голову сумасшедшие идеи.

— Но мне нравится писать! — воскликнула Мерайза.

Быстрый переход