Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

На основании изложенного, руководствуясь статьями 21 УПК РСФСР и ст.44 Федерального закона «Об общественных объединениях», о том, что межрегиональное общественное объединение может быть ликвидировано по решению суда в связи с заявлением прокурора соответствующего субъекта РФ, прошу Вашего указания рассмотреть вопрос о дальнейшей деятельности МОО НБП.

Начальник Управления генерал‑лейтенант юстиции С.Д. Балашов."

 

На следующем листе у/д №171, тома 1‑го содержится ответ Балашову из Генеральной прокуратуры от 03.09.2001 № 7/2 – 2053‑01.

"Ваше обращение о неправомерной деятельности межрегиональной организации МОО НБП рассмотрено.

Управлением МинЮста РФ по Московской области 11.07.2001 г. предъявлен иск о признании данного объединения прекратившем свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из государственного реестра (ч.2 ст.29, ФЗ «Об общественных объединениях»).

Гражданское дело находится в производстве Московского областного суда и назначено к слушанию на 18.09.2001 года.

Прокурору Московской области поручено в срок до 11.09.2001 направить заявление в суд о ликвидации МОО НБП в порядке ст.44 Федерального закона «Об общественных организациях». Исполнение взято под контроль.

Зам. начальника Управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов В.Я. Болышев".

Как сказали, так и сделали. Но результаты оказались не в пользу генерал‑лейтенанта Балашова. Иск Управления МинЮста по московской области был областным судом отклонён, а Верховный Суд подтвердил решение Московского Областного Суда.

Не уложившись в срок, московская областная прокуратура послала в Мособлсуд "заявление в порядке ст. 44 Федерального Закона «Об общественных объединениях», закончившееся словами:

«Прошу: 1) Межрегиональную общественную организацию Национал‑Большевистскую Партию ликвидировать; 2) Рассмотреть данное заявление в закрытом судебном заседании, с учётом того, что указанное выше уголовное дело имеет гриф „секретно“».

Подписано 1‑м заместителем прокурора Московской области Митусовым А.А.

На своих заседаниях 9 и 10 января 2002 года суд не выполнил ни первого, ни второго требования Московской прокуратуры, действовавшей под руководством генерала ФСБ Балашова С.Д. Заседания были открытыми, а решения суда вынесено не было. Отложено до получения результатов уголовного процесса по делу №171. ФСБ хотел хитро сделать обвиняемых по делу №171 заранее членами уже запрещённой организации. Но случился прокол.

26. Резюме.

У неустановленных лиц в г. Саратове 10 и 24 марта некоторыми членами НБП было закуплено оружие. ФСБ с 16 февраля (если судить по подслушке разговора в Москве) следило за Карягиным Д.В., но вот незадача! Десяток офицеров ФСБ, специалистов, профессионалов слежки, выпустили его из виду именно на момент, когда он покупал 24 марта именно оружие. Потому у кого оружие было куплено, остаётся неизвестным. (Причём неустановленные лица «с военной выправкой» всучили Карягину бесплатно ещё 900 граммов взрывчатки от доброты душевной.) Кроме «лиц», неустановленными оказались и купленные автоматы. Подполковник Шатохин И.В. из Главного Информационного Центра МВД сообщил 08.06.2001 г., что автоматы купленные Карягиным Д.В. «на учёте утраченного и выявленного оружия и другого вооружения в ГИЦ МВД России как утраченные не состоят».

Моё мнение, что эти автоматы состоят на учёте в одной из в/ч ФСБ и выдаются на руки оперативникам для проведения «контрольных закупок» (т.е. осуществления провокаций). Дело о неустановленных лицах, продавших членам НБП оружие, выделено в отдельное уголовное дело и мирно пылится на саратовских полках в ФСБ. Навсегда останется «висяком». Несмотря на то, что в письме следователю Шишкину О.А. полковник Смирнов А.Г., зам.

Быстрый переход
Мы в Instagram