Изменить размер шрифта - +

    - Сань, ты извини, но я у тебя дисочек один прихватил, - отвлек меня от наблюдения за дамами майор. - Я посмотрю и верну, хорошо? А то в нашей фильмотеке его кто-то поцарапал, а новую копию никак не привезут.

    При этом на лице нашего бравого милиционера возникло такое страдающее выражение, что не было никакого сомнения, что наличие в его личном пользовании диска с комедиями Гайдая и будет самой дорогой наградой за выполнение миссии поимки оборотня.

    - Конечно, берите, Дмитрий Константинович, и огромное спасибо за все, - совершенно искренне ответил я.

    Сразу ободрившийся майор крепко пожал мою руку своими двумя и быстро, пока я не передумал расстаться с таким сокровищем, пошел к машине.

    - Ну что, девочки, прощайтесь с куратором, и домой, - обратилась к оставшейся группе еще более помолодевшая волшебница, но, вместо того чтобы дать девочкам повиснуть у меня на шее, подошла ко мне и, взяв меня за подбородок, наклонила мое лицо к себе и поцеловала в губы. Затем посмотрела на мое ошарашенное лицо, засмеялась, произнесла, обращаясь к Гале: - А он у тебя ничего, - и, хихикнув, побежала к автомобилю.

    В растерянности я повернулся к Галине, ожидая встретиться с ее гневным взглядом, но еще больше растерялся, увидев вместо этого лучащиеся весельем глаза девушки. Чувствуя себя болваном, я повернулся к волшебнице, которая на правах старшей вольготно расположилась на переднем сиденье «Волги» и теперь явно забавлялась, наблюдая за мной. Бабушка, женщина, девушка Динара (с этим волшебством трудно быть в чем-то уверенным) послала мне воздушный поцелуй и откинулась на спинку сиденья.

    - Александр Игнатьевич, а вы еще к нам в гости приедете? - Даша вздохнула. - А то у нас скучно очень.

    - Правда, давай мы как-нибудь тебя в Школу переправим, - внесла предложение Варя. - С Галиной же получилось. Повеселимся.

    - С Сасей здорово. - Чертяжка тяжело вздохнула и взглянула на меня. - Приедешь?

    Пока я думал, стоит ли поддаться на провокацию и оказаться на территории Школы магии в качестве личного клоуна двух близняшек, в качестве которого они, похоже, меня только и видели, как, приоткрыв дверцу, Динара Равильевна крикнула девчонкам, чтобы поторапливались.

    - Раскомандовалась, - прошептала Варя, прищурившись.

    - Ничего, мы еще посмотрим, кто кого, - в тон ей добавила Даша, бросив в сторону машины недобрый взгляд.

    Только одна Тимошка послушно подошла ко мне и, не используя свои недюжинные способности по мгновенному перемещению, протянула ко мне ручонки. Подхватив мохнатую малышку, я прижал ее к себе, а затем смачно чмокнул в пятачок. От этого чертяжка плотно зажмурилась, а затем потешно зачесала свой нос с такой силой, будто пыталась совсем стереть его с мордашки.

    Насупленные девчонки улыбнулись, ссадили Тимошку на землю и, бесцеремонно наклонив меня, поцеловали в обе щеки, взяли чертяжку за руки, махнули Галине свободными руками и грустно зашагали к машине. Усевшись в нее, они громко хлопнули задней дверцей и заерзали, стараясь отвоевать у Серегина побольше места. Наблюдая, как они, поникнув головками, наконец угомонились, я снова почувствовал себя брошенным, даже несмотря на то что рядом стояла находящаяся в прекрасном расположении духа Галочка.

    Но не успел я проникнуться участью сестер, вынужденных расстаться со своим любимым куратором, как, повернувшись с переднего сиденья, Динара Равильевна что-то им сказала, и близняшки так радостно завизжали, что волшебница зажала уши и, запрокинув голову, рассмеялась. А девчонки опустили стекло и радостно замахали мне руками. Уж не знаю, чем могла купить сестер волшебница, но мне в отличие от них расставаться было все-таки тоскливо.

Быстрый переход