Изменить размер шрифта - +

Вот так и закончилась эта история.

В общем, благополучный конец злоключений, постигших двух кузин - англичанку и француженку. Качели их судеб перестали опасно взлетать, и, устало скрипнув, наконец-то, замерли в состоянии покоя.

Только... только вот кому-то может и не хватать их стремительного раскачивания - когда что-то тошнотворно ёкает в похолодевшем животе, а грудь распирает ощущением опасности и восторженного полета!

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ...

 

В заведении Уимзи в тот вечер было как никогда шумно. Джентльмены, их куртизанки и прочая публика толпились в зале с установленной рулеткой. Шла азартная игра и в банке скопилась изрядная сумма денег.

Возбужденно гомоня и сопереживая особо упорным игрокам, рулетку окружило множество завсегдатаев. Запах бренди смешивался с крепким запахом пота разочаровавшихся и отчаявшихся людей. Бессильной яростью горели их глаза, наблюдая за тем, как бессовестный шарик все время останавливается ни на тех цифрах.

Все были на взводе. Невезение не могло длиться вечно - кто-то все равно должен был сорвать куш!

У некоторых не выдерживали нервы, и они покидали свои места, с досадой оглядываясь на тех, кто имел ещё средства и терпение пытать судьбу и дальше.

И вот, когда осталось всего два самых настойчивых игрока, на одно из освободившихся мест неожиданно уселась черноволосая женщина в маске, полускрытой к тому же вуалью настолько, что была видна только нежная линия подбородка и капризный изгиб вишневых губ.

Ослепительно прекрасные обнаженные плечи оттенял темный мрак иссиня-черного бархатного платья. И даже по уверенной повадке было заметно, что эта женщина хорошо знает цену своей красоте.

- Чья же это - такая редкостная птица? - поинтересовался граф Спенсер у пробегавшего мимо лакея.

- Не знаю, ваша светлость! Женщина бывает здесь редко, но играет всегда по-крупному, и что самое главное - выигрывает. Очень везучая дама...

- Но если она толкается в вашем заведении, то о её везении можно поспорить!

- Не могу знать, ваша светлость!

Незнакомка развязала кошелек и поставила на зеленое сукно стопку золотых монет.

- Черное. Тринадцать.

- Игра сделана,- объявил крупье.

Шарик кружился по полю рулетки до тех пор, пока не остановился на тринадцати.

- Черное. Тринадцать.

Спенсер, не отрывая глаз, наблюдал как женщина холодно и деловито забирает свой выигрыш и не торопясь удаляется из залы.

- Эй, - вновь поймал он знакомого лакея, затолкав ему в руку монету, - куда она направилась?

- Наверное, домой! - пожал тот плечами. - Дама всегда приезжает в наемном экипаже, но щедро платит обслуге клуба, чтобы её никто не беспокоил во время посещения нашего заведения. Иногда она играет, а иногда просто сидит за бокалом вина - то ли наблюдает, то ли ждет кого-то.

Ещё более заинтригованный граф добавил монетку.

- Я вас хорошо знаю! Лакеи всегда суют нос не в свои дела. Кто она? Скажешь, получишь ещё столько же...

Лицо лакея выразило сожаление.

- Не располагаю такими сведениями, но если ваша светлость добавит к этой сумме три шиллинга, то кое-что сообщу!

- Вымогатель, - скрипнул тот в досаде зубами, но все же полез в карман,- ну?

- Как-то, месяц назад, я случайно, - прошептал ему лакей, - оказался на улице в тот момент, когда дама покидала клуб, и заметил с ней рядом джентльмена. Они о чем-то поговорили, и она села в его карету!

- Ты что, - вспылил граф, - издеваешься надо мной?! Кто был тот джентльмен?

- Его светлость - герцог Мортландский!

- А...

Спенсер сразу же потерял интерес к разговору. Женщины Мортланда ему были не по карману, да и, если честно... не по зубам!

Быстрый переход