Изменить размер шрифта - +

Аоз Рун сохранил присутствие духа, когда взрывались деревья, и сумел удержать двух йелков. Остальные разбежались.
– Ты можешь ехать?
– Да. Помоги мне, Лэйнтал Эй. Я еще поправлюсь. Тот, кто выучил язык фагоров, видит мир совсем по другому.
– Садись в седло и поехали. Я боюсь, что мы и так опаздываем предупредить Эмбруддок об опасности.
Они быстро понеслись по равнине, оставив позади себя рощу райбаралов, где сиборналец молился, стоя на коленях.

Два йелка шли вперед, низко опустив головы. Глаза смотрели только перед собой. Когда они роняли на землю свои испражнения, мухи и другие

насекомые густым роем облепляли неожиданное сокровище.
Обзор был плохим, так как долина была пересечена рядами холмов. Кое-где виднелись древние каменные монументы. Их кольцевой орнамент пострадал от

долгой эрозии. Лэйнтал Эй ехал впереди, готовый встретить опасность. Он изредка оглядывался, чтобы не потерять из вида Аоз Руна.
В долине виднелись отдельные разрозненные группы беженцев. Лэйнтал Эй старался объезжать их как можно дальше. Кое-где валялись трупы, изъеденные

хищниками и стервятниками. В одном месте они спугнули сабр-тонга.
Холодный фронт возникал, как занавес, позади них на востоке и севере. Там, где небо оставалось ясным, были видны Фреир и Беталикс, почти

сомкнувшиеся между собой. Они проехали мимо Рыбьего Озера, где некогда Шей Тал сотворила чудо. И тут поднялся ветер. На землю опустилась тьма.
Лэйнтал Эй спешился и ласково погладил морду йелка. Аоз Рун оставался в седле.
Началось затмение. Снова, как и предсказывала Ври, Беталикс откусил кусок Фреира. Процесс заглатывания был медленным и неотвратимым. И Фреир

должен был исчезнуть на целых пять с половиной часов. В нескольких милях отсюда кзан ждал сигнала.
Оба солнца слились в одно. Жуткий страх охватил Лэйнтала Эй. На небе засияли звезды. Лэйнтал Эй закрыл глаза и зарылся лицом в шерсть йелка.

Снова наступило затмение, и Лэйнтал Эй молил Вутру, чтобы тот выиграл свою битву в небесах.
А Аоз Рун с благоговейным трепетом смотрел на небо. Он воскликнул:
– Теперь Хрл-Бххрд Идохк умрет!
Время, казалось, прекратило свой бег. Бледный свет Беталикса полностью поглотил яркий свет своего соперника и мир окутала серая мертвенная мгла.
Лэйнтал Эй с усилием взял себя в руки и обратился к Аоз Руну, тряся его худые костлявые плечи:
– Что ты сказал мне?
Аоз Рун ответил:
– Я буду здоровым. Я снова стану самим собой.
– Я спросил, что ты сказал мне?
– Видишь ли, ты знаешь запах фагоров. Он такой едкий, привязчивый. И язык такой же. Он делает все совсем иным, заставляет взглянуть на мир по

другому. Я был с Ямм-Бхрмаром полгода. Мы много говорили с ним обо всем. Даже о таких вещах, которые для нашего разума, разума людей, кажутся не

имеющими смысла.
– Я не об этом. Что ты сказал об Эмбруддоке?
– Я сказал то, что для Ямм-Бхрмара было очевидностью, как будто это случилось в прошлом, а не предполагается быть в будущем. Фагоры должны

уничтожить Эмбруддок…
– Я должен идти. Иди за мной, если хочешь. Я должен вернуться и предупредить всех – Датку, Ойру…
Аоз Рун неожиданно сильно схватил его руки.
– Подожди, Лэйнтал Эй. Еще немного и я буду самим собой. Я перенес костную лихорадку. Холод стиснул мое сердце.
– Никогда не оправдывайся перед другими. Оправдывайся только перед самим собой.
На Лэйнтала Эй смотрел уже почти прежний Аоз Рун.
– Ты один из лучших людей. Я был твоим лордом. Слушай. Я сказал то, о чем никогда не думал, пока не провел полгода на острове. Люди рождаются

живут в этом мире, затем уходят в мир призраков.
Быстрый переход