Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Ларгитасцы терпеть не могут энергетов. Считают такую эволюцию порочной, свойственной животным, в отличие от цивилизованного, технологического пути развития. Мы для них — единственное исключение. Мы — энергеты с большой долей условности, мы пользуемся рабами, а не ресурсами собственных организмов.

— Ларгитас при голосовании поддержит Помпилию, — сказал Марк. — Поддержит привычное зло против чужой крайности.

— Браво! — госпожа Зеро беззвучно хлопнула в ладоши.

Марк наклонился вперед:

— Разрешите обратиться?

И, не дождавшись разрешения, продолжил:

— Я — ваш консультант, а не вы — мой. Почему вы взялись учить меня политике?

— Этот вопрос, — старуха улыбнулась, — мы оставим без ответа. С кем вы всё время треплетесь, Мамерк? Секс по уникому?!

— Секс, — подтвердил лысый. — Меня имеет доктор Лепид.

Начиная с того момента, как гематр покинул трибуну, адъютант госпожи Зеро вел по коммуникатору оживленную беседу «в одни ворота»: слушал, кивал, в нужных местах хмыкал. Вводную про Ларгитас он дал Марку, пользуясь особо длинным монологом собеседника-невидимки. Изображение Мамерк отключил, боясь отвлечь начальство; звук перевел в конфидент-режим. Если бы не гнев старухи, конфиденциальностью можно было пренебречь: ложу прессы обустроили так, что хоть танцы устраивай — вниз, в зал заседаний, без разрешения Гвидо Салюччи не слетел бы и комариный писк.

— Что ему надо?

— Извините, доктор, труба зовёт. Да, я вас понял. Всех благ, — Мамерк прервал разговор. — Кнут, ваша идея сработала. У астлан наблюдается улучшение. Манойя слез со стола. Далеко не уходит, сидит рядом, на полу, но сидит. Яотль выбрался из комнаты в коридор. Вызвал лифт, ехать никуда не стал, вернулся обратно. Сейчас ест тыквенную кашу с молоком. Мекатль без изменений. Нормализовалось кровяное давление, и всё. Где ж вы раньше были, Кнут…

— Какой я вам Кнут? — ледяным тоном осведомился Марк. — Вам я обер-центурион Тумидус. В крайнем случае, господин консультант. Был я, кстати, на Тренге. А перед Тренгом — на Астлантиде.

 

— Кто там?

— Я.

— Кто — я?

— Доктор Лепид.

— Входите, доктор! Не заперто… Я в ванной!

Переговорное устройство искажало голос, отчего у доктора Лепида прорезалась трагическая хрипотца. А может, просто мешал шум воды. Марк понятия не имел, с какой целью доктор явился в отель на ночь глядя. Что-то стряслось с астланами? Нет, в случае проблем Лепид звонил бы госпоже Зеро — жаловаться на дурака-консультанта…

— А ваш хищник?

Судя по реплике, Лепид всё еще торчал за дверью.

— Входите, говорю! Не бойтесь…

— Ага, входите… Он не кусается?

— Катилины нет в номере! Он в ресторане!

— Где?!

— В ресторане! Ужинает!

— Клиентами? Ладно, под вашу ответственность…

Насчет ягуара Марк сказал чистую правду. Уверенный, что мир создан для него, по прибытии в отель Катилина удрал в ресторан, откуда пахло едой, не дожидаясь хозяина. Спустя десять минут Марку перезвонили в номер. Умилённым тоном шеф-повар доложил, что «ваша кошечка» явилась на кухню, затребовала кусок телячьей вырезки и демонстрирует чудесный аппетит. Если что, пусть не стесняется — здесь ей всегда рады. «Ему, — буркнул Марк, озадаченный ситуацией. — Это самец». После паузы — проверял, что ли? — повар добавил: «Тем более!»

Марк не знал, что имелось в виду.

Быстрый переход
Мы в Instagram