Изменить размер шрифта - +
. Ходит неизвестно где, а родная жена с одра болезни хоть сама на кухню за бананами не бегай в потемках! Да что бананы – тут корки сухой не отыщешь!..

Но не успела царевна окончательно решить, начать ли ей жалеть себя или сердиться на мужа, как дверь, тихо скрипнув, отворилась, и в опочивальню, словно одомашненное солнышко, с букетом зажженных ламп в руках вошла рыжеволосая горничная Дуньша в желтом сарафане.

– Ох, звиняйте, вашвысочество, припозднилась! – с виновато-расстроенным видом круглолицая девушка торопливо начала расставлять лампы по местам: две, как всегда, на стол, по одной на прикроватные тумбочки, у зеркала две, а остальные – куда фантазия подскажет. – Я ж светильники ваши чистить забирала, всё вовремя управилась, потом каменным маслом их заправлять пошла, а запасы кончились, так пока Артемка сбегал на склад, пока из бочки его накачали… А вечер уж тут как тут… Подушки дозвольте поправить, ваше высочество…

– Да ладно, ставь, ставь, сама я… – буркнула Сенька, приподнялась на одном локте и попыталась другой рукой нащупать и взбить подушку, придавленную спиной и сплющенную, как камбала китом.

– Нет уж, вашвысочество, мне дозвольте, – расселила светильники по местам и кинулась на помощь заботливая горничная. – Вы болестуете, вам покой нужен и удобство.

– И хорошее питание, – ни на что не намекая, глядя чистым бесхитростным взором в потолок, царевна расширила список потребностей больного человека.

– Малашка с кухонными девушками сейчас вечерять вам принесут, – услужливо сообщила Дуньша и атаковала подушки с таким рвением, словно имела против них что-то личное. – Вы ж сами сказали… чтобы раньше десяти не подавали… потому что после вашего отвара простудного… вечернего… два часа пройти должно…

– Ну, сказала… но могли бы в кои-то веки и ослушаться… – Серафима блаженно откинулась на пышные, как облака, подушки и прикрыла глаза. – Спасибо.

– С нашим удовольствием, – с готовностью отозвалась девушка.

– Слушай, Дунь, – пришла в голову царевне мысль. – Тебе Иван мой нигде не попадался?

– Иван-царевич?.. – застыла в глубокомысленом созерцании прошедшего дня Дуньша. – Попадались, конечно… Сегодня утром я их в калидоре на первом этаже видала, с батюшкой евойным оне разговаривали… Потом в обед – с кучей книжек в руках, в бильбиотеку шли, не иначе…

– Нет, после обеда, я имею в виду.

– После обеда?..

Медитация повторилась.

– После обеда не видала, – пришла к выводу и с сожалением покачала головой девушка.

– Ну ладно, спасибо тебе, ступай, отдыхай, – отпустила горничную Сенька, заслышав за дверями приближение обещанной и долгожданной процессии из кухни.

Вдогонку она хотела было крикнуть, что ежели встретит Дуньша младшего царевича, то может намекнуть, что одна дама уже замучалась его ждать. Но потом решила, что дама эта ему самостоятельно всё расскажет при личной встрече, гораздо более содержательно, чем могла бы это сделать почтительная горничная, и сосредоточила внимание на осторожно вплывавшем в комнату караване поварят, груженых подносами, накрытыми серебряными колпаками.

После ужина Серафима пришла к выводу, что жизнь стала налаживаться и, если бы не одно «но», даже была бы опасно близка к полному совершенству. Но это единственное недостающее «но» появляться в родных покоях упорно не желало.

И Сенька, снова отложив книжку, принялась недовольно гадать, куда мог ее любимый на ночь глядя так надежно потеряться.

Быстрый переход