Изменить размер шрифта - +
 — Сейчас запросто устанавливают отцовство. Но тебе, Костя, ребенок не нужен. Ты вообще вспоминать о ней не хочешь, потому что опасаешься: узнает Валерий Викторович — и не видать тебе Лизки, которая представляется всем как Луиза. — Она засмеялась. — Впрочем, я тебя понимаю. — Блондинка налила себе мартини и сделала глоток. — Что ты можешь получить от врача-недоучки, кроме любви? Какой-то ребенок и…

— Хватит, Нинка, — недовольно остановил ее Константин.

— Да я еще и не начинала, — усмехнулась она. — Почему ты не любишь, когда тебе говорят правду? — Нина посмотрела ему в глаза. — И еще — не закрывай мне рот. Кстати, как твои дела? — ехидно поинтересовалась она. — Я почему-то думала, что ты не вернешься в Питер. Знаю, за эти годы ты несколько раз приезжал, но нигде не показывался. Не понимаю, чего ты боишься. Она не звонила тебе и не искала. Я видела ее недавно и поняла, что она довольна жизнью. Кстати, мальчик просто чудо, на тебя не похож ни капельки. Не понимаю я твоего страха. Если бы она хотела, то давно нашла бы тебя. Ты ей, похоже, не нужен. Оно и понятно — лучше быть одной, чем вместе с кем попало, — перефразировала она Омара Хайяма. — И уверяю тебя, Костик, и тебя, Альберт, — она взглянула на седого, — что даже если сейчас Константин появится у ее порога с букетом ее самых любимых цветов и упадет на колени, она просто закроет перед ним дверь. Я уважаю эту женщину. А ты заслуживаешь только презрения. И поверь, Костя, придет время, и ты сам поймешь это. Все ясно? — засмеялась Нина, увидев, как мужчины переглянулись.

— Как ни странно это прозвучит, — тихо произнес Альберт, — Нина права. Ты не достоин этой женщины.

— Господи! — удивилась Нина. — Альберт, что я слышу? А я думала, что бывший прапорщик ВДВ, прошедший две войны, никогда не говорит того, что думает. Извини, — покачала она головой, — тебе сколько лет?

— А тебе зачем? — спросил Альберт.

— Когда я увидела тебя впервые, подумала — лицо на тридцать с небольшим, но весь седой. Потом поняла — седина от войны. Я права?

— Отчасти, — буркнул Альберт. — Однако мы собрались, чтобы решить кое-какие проблемы. Нас кинули на приличную сумму. И партия не пришла, хотя мы заплатили на неделю раньше. Ты, Костя, что-нибудь знаешь об этом?

— Менты перехватили курьера, — ответил Константин. — Но Валерий Викторович вернет ваши деньги.

— Странно, — не удержалась Нина, — чего это он вдруг расщедрился? Я знаю, что у него просто так даже горелой спички не взять. А тут вдруг вернет десять тысяч баксов. С чего бы это?

— Надеюсь, он все сам объяснит, — вздохнул Костя.

— Когда он вернет деньги? — спросил Альберт.

— Завтра вечером отдаст. Я пришел, чтобы сказать вам об этом и узнать о ней… — Он посмотрел на Альберта. — Кстати, Осокин, с меня причитается, и за частного детектива я тебе заплачу. А к тебе, Нинель, у меня будет просьба…

— Меня зовут Нина! — отрезала женщина. — И не надо сравнивать меня с Лизкой-Луизой. Я ни слова не скажу ни ей, ни ее папаше. Ты же об этом хотел попросить меня, Опарин? — усмехнулась она.

 

— Подожди, Валера, — проговорила женщина лет сорока, — зачем ты будешь отдавать деньги?

— Мне придется работать с ними, — ответил плотный высокий мужчина. — Я думал, обойдусь, но не получается.

Быстрый переход