Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

К джипу приблизился номер второй – худощавый и жилистый, лет на десять старше первого, с сединой на висках. Так же как и его коллега, он без лишних слов предъявил Кайлу свой значок.

– Нельсон Джинард, ФБР.

Боб и Нельсон. Оба ирландцы, оба с северо-востока.

– Будет еще кто-нибудь? – с долей ехидства спросил Кайл.

– Нет. Найдется минутка поговорить?

– Боюсь вас разочаровать…

– Это в твоих же интересах, – с нажимом сказал Джинард. – Беседа будет весьма полезной.

– Сомневаюсь.

– Если ты сейчас уедешь, мы отправимся следом, – предупредил Плант, отталкиваясь от бампера и делая шаг к Кайлу. – Ты ведь не захочешь принимать гостей в кампусе?

– Это что, угроза? – Кайл почувствовал, что его прошиб холодный пот.

– Пока нет, – усмехнувшись, бросил Плант.

– Почему бы нам не посидеть вместе минут десять за чашкой кофе? – предложил Джинард. – На углу есть уютная забегаловка. Там, смею заверить, намного теплее.

– Мне, наверное, потребуется адвокат.

– Нет.

– Ваши всегда так говорят. У меня, видите ли, отец адвокат, я и вырос-то в его кабинете. Эти штучки мне хорошо известны.

– Никаких штучек, Кайл, даю слово, – сказал Джинард, и голос его прозвучал совершенно искренне. – Дай нам десять минут. Ты не пожалеешь.

– О чем пойдет речь?

– Всего десять минут, не больше.

– Мне нужен хотя бы намек, в противном случае – нет.

Агенты переглянулись, Боб пожал плечами. Какого черта, рано или поздно он все равно узнает. Джинард посмотрел по сторонам и без всякого выражения произнес:

– Университет в Дьюкесне. Пять лет назад. Упившиеся студенты и девчонка.

Тело и мозг Кайла реагировали на эти слова по-разному. Тело обмякло, плечи безвольно опустились, колени дрогнули. Но мозг судорожно искал выход.

– Бред собачий! – Качнув головой, он сплюнул на тротуар, – Это я уже проходил. Там ничего не было, и вам это хорошо известно.

Повисла долгая пауза. Джинард с отсутствующим видом изучал перспективу улицы, зато глаза Планта ловили каждое, пусть самое мимолетное, движение Кайла. Тот лихорадочно соображал. Почему давним и всего лишь предполагавшимся преступлением на территории штата вдруг заинтересовалось ФБР? Еще второкурсником слушая лекции по уголовному расследованию, Кайл четко уяснил те положения закона, которые определяли статус и круг полномочий агентов Бюро. Солгать им в данной ситуации неизбежно означало одно: он переступит черту. Так что же делать? Позвонить отцу? Нет, это исключено. Ни при каких обстоятельствах.

Повернувшись, Джинард приблизился к Кайлу почти вплотную, выдвинул вперед нижнюю челюсть, отчего мгновенно стал похож на плохого актера, и негромко прошипел:

– К делу, мистер Макэвой, к делу. Я замерзаю. В Питсбурге лежит обвинительный акт. Ясно, о чем я? Изнасилование. Если вы намерены строить из себя крутого парня, эдакого искушенного законника, бежать к адвокату или обратиться за помощью к папочке, обвинительный акт завтра же ляжет на стол судьи. Это будет концом вашей размеренной жизни и блестящих планов на будущее. Но если согласитесь уделить нам всего десять минут вашего бесценного времени, прямо сейчас, вон в той забегаловке на углу, бумага отправится под сукно или вообще будет забыта.

– И ты останешься чист перед законом, – добавил Плант, – не пошевелив даже пальцем.

– Но почему я должен вам верить? – Кайл ощутил, что у него вдруг пересохло во рту.

– Десять минут.

– У вас есть диктофон?

– Не сомневайся.

Быстрый переход
Мы в Instagram