Изменить размер шрифта - +
Феликс ответил с таким же пылом, откидывая ее обратно в кресло, овладевая ее губами. Его язык проник к ней в рот, и их языки переплелись.

Поппи часто и тяжело дышала, когда Феликс поцелуями прошелся вниз по ее горлу к груди, в это же время пальцами он нащупал край ее платья, запустил руки под ткань и сжал ее бедра.

— Итак, это часть собеседования? — спросила она, запустив пальцы в его волосы.

Отвлекшись от ее груди, Феликс поднял голову и страстно посмотрел на нее.

— Это зависит... — ответил он, облизнув нижнюю губу.

— От чего? — поинтересовалась Поппи, проследив взглядом за движением его языка.

— Как часто мне можно будет заниматься этим.

Расположившись бедрами на краю сиденья, Поппи ощутила, как его твердый член прижался к ее клитору, из-за чего ее трусики тот час же промокли.

Она тяжело дышала и схватилась за его бицепсы, чувствуя, как под ее пальцами напряглись мышцы.

— Вы меня удивили, мистер Синклер. Никогда бы не рассмотрела в вас "плохиша".

— О, уверяю вас, мисс?..

— Монтгомери, — добавила Поппи, ее рот приоткрылся, когда его пальцы проникли под трусики.

— Мисс Монтгомери, — прохрипел Феликс, скользя пальцами по ее влажным складочкам. — Я могу быть настолько плохим, насколько только пожелаете.

Закусив губу, Поппи сдержала срывающийся стон, когда Феликс стал поглаживать ее вход.

— Расскажите, мисс Монтгомери, если эта должность достанется вам, как часто вы будете позволять мне заниматься этим? Раз в месяц? Раз в неделю?

Его палец резко переключился на клитор, и все тело Поппи задрожало в ответ.

— Да, — почти прокричала она, ощущая, как ее тело дрожало, приближаясь к кульминации.

— Да, в каком смысле? — настоятельно спрашивал Феликс. — Один, два раза в неделю? Чаще?

Он подвергал ее пыткам, поглаживая большим пальцем руки ее припухший клитор, а другой его палец находился в нескольких миллиметрах от чувственного места, изнывающего по его ласкам, но не дарящего того наслаждения, которое она жаждала.

Подняв бедра, Поппи попыталась сама взять то, в чем нуждалась, но Феликс позаботился, чтобы у нее это не получилось.

— Мне нужен ответ, Поппи, — продолжил Феликс, все интенсивнее лаская ее пальцем.

Не преуспев в желаемом, Поппи посмотрела на Феликса, прищурившись.

— Каждый день, — ответила она сквозь стиснутые зубы, а затем закричала, когда Феликс погрузил в нее два пальца, она рассыпалась на части в его руках.

Она все еще дрожала от испытанного экстаза, когда Феликс расстегнул брюки, чтобы освободить член. Прежде чем войти в нее, он навалился на Поппи, наклонился к ее уху и хрипло сказал:

Я беру тебя на работу. — И толкнулся в нее, двигаясь медленно и расслабленно, что обещало несказанное наслаждение на многие дни и ночи.

Быстрый переход
Мы в Instagram