Loading...
Изменить размер шрифта - +
В результате предстает общая мозаика, в которой можно «прочитать» три повести горизонтально и три повести вертикально, и в придачу каждая из этих последовательностей карт может также быть прочитана в обратном порядке, как другая история. Таким образом, всего получается двенадцать историй.

Центральные оси этой мозаики представляют собою эпизоды, источником вдохновения для которых послужил «Orlando Furioso» Лодовико («Повесть о Роланде, одержимом любовью» и «Повесть об Астольфо на Луне»). Поэма «Orlando Furioso» была написана в первой половине XVI века, почти полвека спустя после миниатюр Бембо, но она была рождена той же придворной куртуазной цивилизацией итальянского Ренессанса.

Вторая половина книги, 'Трактир», составлена подобным же образом на основе широко распространенных популярных печатных карт, все еще продающихся сегодня во Франции. Это «Ancien Tarot de Marseille» фирмы «Grimaud», воспроизводящие колоду, оттиснутую в XVIII веке (но, без сомнения, основывающуюся на рисунках предыдущего столетия). В отличие от рисованных карт таро, эти карты оказались сведены к упрощенным типографским репродукциям, не утеряв, однако, ни одной из своих дополнительных составляющих, кроме цвета.

Марсельские карты особенно широко используются для картомантии во Франции. Они получили значительное литературное признание, в особенности во времена расцвета сюрреализма. Весьма похожи на Марсельскую колоду карты таро, используемые в Италии, как на Севере, так и на Юге, в качестве народных игральных карт.

Существуют некоторые различия между французскими и итальянскими названиями карт. La Maison-Dieu является таинственным французским названием карты, именуемой в Италии La Torre (Башня); Le Jugement (Страшный Суд) известна как L'Angelo (Ангел). L'Amoureux может называться LAmore (Любови или же Gli Amanti (Любовники). От единственного числа L'Etoile (Звезда) название варьирует до множественного Le Stelle (Звезды). Я следовал той терминологии, которая больше отвечала ситуации. Первая карта таро имеет несколько непонятное название в обоих языках: Le Bateleur , Il Bagatto. Как правило, она переводится как Фокусник или Маг.

В «Трактире» последовательности карт таро также создают истории, и семьдесят восемь карт, разложенных на столе, образовывают общий узор, в котором перекрещиваются различные рассказы. Но в то время, как в «Замке» карты находятся в четко различимых вертикальных и горизонтальных рядах, в «Трактире» они образовывают блоки с менее правильными очертаниями, накладываясь в центральной части главного узора, где сконцентрированы карты, фигурирующие в большинстве историй.

 

Я опубликовал эту книгу, чтобы освободиться от нее: она довлела надо мной годами. Я начинал с выстраивания карт в случайном порядке, чтобы увидеть, могу ли я что-либо вычитать в них. Возникла «Повесть непостоянного»; я принялся записывать ее; я искал иные комбинации тех же карт; я понял, что карты таро представляют собой машину для конструирования историй; я думал о книге и представил ее контур: немые рассказчики, лес, постоялый двор; я был искушен дьявольской идеей вызвать к жизни все истории, которые может содержать в себе колода карт таро.

Я думал о создании чего-то вроде кроссворда, составленного из карт таро вместо букв, пиктографических историй вместо слов. Я хотел, чтобы каждая из историй имела самостоятельный смысл и чтобы они доставили мне удовольствие писать их – или переписывать их, если они уже стали классическими сюжетами. Я воспользовался колодой карт таро Висконти, поскольку первоначально сконструировал повести о Роланде и Астольфо, а в остальных историях я удовлетворился составлением их вместе так, как они получались в процессе раскладывания карт. Я мог бы последовать идентичному методу и с Марсельской колодой карт таро, но не желал приносить в жертву ни одной из повествовательных возможностей, предлагаемых этими картами, такими простыми и загадочными.

Быстрый переход