Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– А где рюкзак? – Умник подпрыгнул.
– Вот он, рядом с тобой, – успокоил его Макс. – Как нога?
– Болит! А с шеей что?
– Шея подождет, – оборвал его Макс. – Нога как, спрашиваю.
– Не знаю, вы там что-то понавязали. – Птица недовольно ощупал ногу и повязку на ней. – Ноет сильно.
– Попробуй выпрямить ногу на весу, – подсказал Санитар, – только не торопись.
Птица медленно и морщась от боли потянул носок вверх. Где-то на середине пути пришлось остановиться.
– У-ф! – Умник старался изо всех сил, но дальше нога не шла.
– Вывих, – заключил Санитар. – Но связки вроде целые. Надо вывих вправить, даст бог, завтра сможешь ходить. «Сердце» и не такие раны затягивало. Давай-ка я тебя кольну для обезболивания.
Распотрошив стандартную аптечку, Санитар сделал умнику инъекцию анальгетика и противошокового – в его состоянии не повредит.
– Тебе что, Доктор все свои знания передал? – Дан оторвал тело от земли и присел рядом с Птицей. – Ты, похоже, любую рану знаешь как вылечить.
– Да нет, – уклончиво ответил Санитар. – Мне кажется, он знал, что конкретно мне понадобится, этому и учил. Хотя, конечно, я у него много чего насмотрелся.
Дверь в подвал отворилась, ее просвет уже почти не выделялся в темноте помещения, сумерки опускались на Зону. Заглянув, Серый негромко позвал Макса.
– Что? – еле слышно спросил тот и выбрался наружу. Шуршание леса вокруг набирало силу, ночная жизнь в Зоне куда более насыщена, чем дневная. Неспособная защитить себя от крупных мутантов мелочь научилась жить ночью, когда их маневренность и мелкий рост превращались в достоинство. Не смолкающая ни днем, ни ночью канонада выстрелов на юге здесь была почти не слышна, в общем шуме выделялись лишь приглушенные хлопки «Валов», которые работали совсем близко.
– Слышишь? – Серый обратил внимание именно на эти выстрелы. – Минуту назад псевдособака выла, потом перестала. Уж не та ли это, которую мы не убили?
– Думаешь, идут по нашему следу? – напрягся Макс. Трудно было поверить, что Серый настолько хорошо разбирается в звериных голосах, чтобы навскидку отличить псевдособаку от, допустим, чернобыльца, но к стрельбе в непосредственной близости от места ночевки Макс отнесся серьезно. «Валы» замолкли, через несколько секунд прозвучал последний, одиночный выстрел, и на первый план снова вышла мышиная возня вокруг башни.
– По-моему, мы шли где-то левее, – поделился наблюдениями Серый.
– Да, – согласился Макс, – они напоролись на ту же псевдособаку, что и мы, только зашли на ее территорию с другой стороны.
– Значит, не должны идти за нами.
– Как знать. – Макс включил наладонник, заблаговременно отключив локатор и подачу сигнала, и вывел на дисплей карту местности. Взгляд его все более суровел. В какой-то момент он пришел к совсем неутешительному выводу. – Покажи свой наладонник, – потребовал он.
Серый поднял руку с детектором к лицу Макса. Тот быстро прощупал кнопки ввода и, убедившись, что прибор полностью отключен, потянул Серого вниз как раз в тот момент, когда ПКДА Макса подал сигнал о пришедшем сообщении. Макс мельком глянул, что там написано, и припустил еще сильнее, оскальзываясь на грязных ступенях, Серый бежал следом.
Внизу Птица выл от боли, похоже, с прогрессивными методами лечения вывихов Санитара не справились даже анальгетики. Но как только Макс оказался в центре внимания, заткнулся даже умник. Наставив автомат на всех троих разом, Макс гаркнул:
– Покажите наладонники!
– Что случилось? – опешил Дан.
– Серый, проверь. – Макс чуть зажмурил глаза, продолжая держать троицу на мушке.
Быстрый переход
Мы в Instagram