Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Ты заставила нас поволноваться. Если ты готова ехать, то возвращайтесь.

Попрощавшись, я нажала отбой и, обняв диванную подушку, прислонилась щекой к шероховатой вышитой поверхности. Двойственные чувства теснились в груди. Во-первых, облегчение – ведь первый, самый сложный этап пройден. А во-вторых, страх. Смогут ли мракауры преодолеть защиту клана? Если рассуждать здраво, все только начинается, а мне так хочется, чтобы Елизар был рядом. Представив его лицо, я непроизвольно улыбнулась. Впрочем, зачем представлять, если можно увидеть воочию? Он здесь, совсем рядом: внизу, в номере Марка и Альбины. Я чувствую его. Вернувшись в ванную, я оглядела себя: восстановленная кожа немного отличалась от загоревшей. Наградив Макса нелестными эпитетами за бледные полосы на шее, я вышла из номера и быстро спустилась по деревянной крутой лестнице, придерживаясь за перила. Робко постучав, зашла в комнату.

Разместившись в креслах и на диване, там сидели Марк, Елизар, Альбина и Макс. Номер такой же, как у Елизара, но с одним отличаем: в крошечной прихожей стоят чемоданы. Марк замолчал, на полуслове прервав разговор. В комнате повисла тишина, нарушенная моими шагами, смягченными мягким ковром. Фадеев подскочил с кресла. Не удостоив его вниманием, я села на диван рядом с Альбиной и Елизаром. Тагашев закусил губу, странно глядя на меня, затем наклонился к журнальному столику, взял плитку шоколада и молча протянул.

– Спасибо, – тихо поблагодарила я, взяв шоколад.

Всего на мгновение он задержал свою руку возле моей. Вглядываясь в черты его лица, я улыбнулась. Кажется, не видела целую вечность.

Макс потоптался на месте и, не выдержав, подошел. Присел на корточки напротив меня. Заглянул в глаза. Я раздраженно повернулась к нему, смерив его уничтожающим взглядом.

– Злата, прости, – едва слышно прошептал он.

– Мне нужно собрать вещи, – холодно сказала я и демонстративно отвернулась.

– Я попросил Киру, она уже все собрала. Чемоданы у меня в машине, мы можем ехать, как только ты будешь готова. Прости, Злата.

Он взял меня за руку, но я выдернула пальцы. Голос Макса был торопливый и заискивающий, но это не тронуло.

– Тогда можешь быть свободен, – зашипела я.

Больше не обращая на него внимания, я развернула шоколадку. Отломив кусочек, протянула Альбине. Макс поднялся и пошел к выходу. Открыв дверь, оглянулся.

– Что мне сделать, чтобы загладить свою вину? – с болью в голосе спросил он.

«Убраться из моей жизни», – хотелось ответить мне, но я промолчала. Тяжело вздохнув, он вышел.

– Ты умеешь быть жестокой, – ухмыльнулся Марк. – Он ведь и правда очень переживает.

– Пусть переживает на улице, – поморщилась я. – Давай не будем обсуждать мою жестокость. Если помнишь, он набросился на меня. Разорвал. Оставалось только зажигалку сверху бросить. Я даже говорить о нем не хочу!

– Тема закрыта, – согласился Марк. – Я бы тоже не простил. Видела бы ты его вчера, – вроде бы случайно добавил Марк и неопределенно пожал плечами.

Смутное нечеткое воспоминание выплыло из глубин памяти… Мой охранник очень расстроен. Елизар влепил ему пощечину, чтобы привести в чувство. Макс надрывно стонал, у него, кажется, была истерика… Но поверить в это сложно. Как ни старалась, но представить расстроенного Макса я не смогла: это что-то из области фантастики, надуманное, ненастоящее. Но факт остается фактом: он очень переживал. Острой иглой кольнула совесть.

– Нужно выезжать, – вздохнула я, меняя тему и стараясь избавиться от чувства вины. – До аэропорта почти два часа, потом три – в самолете. На территории клана мы будем только поздно вечером.

Быстрый переход
Мы в Instagram