Loading...
Изменить размер шрифта - +
Когда-то сюда вела дорога, сейчас превратившаяся в узкую, почти заросшую просеку. Других путей подхода было не видно. Вероятно, это место уже давно было заброшено и никем не посещалось.
   Закончив обход, Федор остановился в двух шагах от Ларина, также взиравшего снизу вверх на это изваяние. Гигантская голова, смотревшая в сторону далекого города, была окружностью около семи метров и весила, на первый взгляд, тонн двадцать, если не все тридцать.
   — Похоже, высечена из отдельной глыбы, — поделился наблюдениями Федор, — как же они ее сюда дотащили? Река далеко, а без крана или огромной колесной телеги не обойтись. Да и дороги-то нет такой широкой.
   — Ты же как-то говорил, что они еще колеса не знают? — напомнил Леха.
   — Мало ли что я говорил, — отмахнулся Федор, — что они на самом деле знают, известно пока только богам.
   Друзья помолчали, продолжая свои наблюдения. В этот момент из зарослей на поляну вышли оба индейца и, увидев гигантскую голову, тут же рухнули на колени, распростершись ниц перед изваянием.
   — Это какой-то местный дух или великан, — заметил Федор, кивнув в сторону индейцев, охваченных благоговейным страхом, — они его точно знают. Эх, расспросить бы.
   — Честно говоря, немного смахивает на негров, — поделился своими соображениями Леха, изучавший широкое лицо и пухлые губы каменной головы, — лицо темное, словно обгорелое. Да только откуда здесь негры? Мы же не в Африке.
   — Ага, — озадаченно кивнул Федор, пристальнее всматриваясь в гигантское изваяние, — а еще немного похоже на воина из охраны жрецов. Тебе не кажется?
   — Ну да, — не стал спорить Леха, отходя в сторону, — такие же уроды.
   Отойдя на несколько шагов, он вдруг заметил, осматривая деревья:
   — Поесть бы чего? Я жрать хочу, не могу. Хоть кору грызи. А бананов что-то не видно.
   Федор, в пылу побега совершенно позабывший о том, что телу нужно питаться, и не только одними разговорами, тоже вдруг ощутил дикое чувство голода.
   — Зря ты об этом вспомнил, — пробормотал Федор, мгновенно позабыв про изваяние, и, окинув взглядом остальных изможденных карфагенян, в замешательстве озиравшихся по сторонам.
   Место было действительно странное. Какое-то зловещее. Вполне возможно, что здесь не раз приносились человеческие жертвы этому грозному великану. И Федор решил быстрее отсюда убраться.
   — Идем дальше, — приказал он, закончив наблюдения, — город все еще близко. А эта голова нас не накормит. Скорее наоборот.
   — Верно, — согласился Ларин, подтягивая пояс потуже, — этот черный великан[3] нас сожрал бы одним махом и не поперхнулся.
   Он подтолкнул все еще застывших в поклоне индейцев.
   — Хватить молиться, пошли еду искать! Уходим, короче.
   Оба местных жителя еще раз искоса взглянули на каменную голову и осторожно поднялись, уходя за своими спасителями с поляны. Оказавшись здесь, Федор решил выбираться дальше по древней дороге, так основательно заросшей кустарником и деревьями, что ее силуэт был едва различим на фоне буйной растительности. И все же можно было догадаться, в какую сторону она некогда вела. Туда и направились финикийцы с двумя спасенными индейцами, разрубая своими фалькатами встречную растительность.
   Продвигаться здесь действительно оказалось легче, и беглые карфагеняне немного приободрились. А когда, оказавшись в небольшой закрытой лощине, где протекал ручей, они становились на привал и местные индейцы, побросав оружие, поймали несколько змей, а потом и ящериц, даже приободрились.
Быстрый переход