Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Белла, но ты же… ты не…

— Он знал, что я не чистокровная землянка, и все-таки сказал, что могу.

Ее глаза, вертикального разреза, живо заблестели на немолодом, но сохранившем пикантность лице.

— Я буду матерью нашего сына, Раф. А он — нашим человеческим мальчиком, рожденным мной…

Неожиданно Раф насторожился и, словно от чего-то ограждая, обнял жену за плечи.

— В чем дело, Раф?

— Белла, кто-то следит за нами.

— Следит… почему?

— Не знаю. Дай мне мальчика. Держись поближе

Они свернули в переулок, освещенный грубыми фонарями, и стали проталкиваться сквозь толпу. Чужие руки цеплялись за их рукава, чужие глаза смотрели на них с неприязнью и любопытством, разные голоса умоляли, проклинали, просили и угрожали. Едкая горячая пыль застилала глаза.

— Сюда, — задыхаясь, позвал Раф.

Они нырнули в узкий проход между домами.

— Нам не следовало покидать главной площади, — сказала Белла. — Туристы сюда не ходят…

— Идем.

Раф пошел вперед. Футов через тридцать извилистая дорожка оборвалась у высоких стен тупика Пришлось повернуть обратно…

Две фигуры, закутанные в тяжелые, серого цвета, тоги, маячили у входа в тупик. Одна — приземистая, другая — высокая.

— Держись позади меня, — сказал Раф.

Он спрятал цилиндр в сумку на ремне, положил руку на рукоять пистолета под одеждой и двинулся вперед. Приземистое существо на толстых кривых ногах вышло ему навстречу. Не доходя футов десяти незнакомец остановился. Раф твердо взглянул в мертвенные глаза противника, бледное лицо которого было словно выточено из высушенной пористой древесины.

— Мы сильнее тебя, — проскрипел чужак. — Отдай нам королевского раба и уходи с миром.

— Убирайтесь с дороги, — грозно ответил Раф, доставая оружие.

Во рту у него пересохло. Голос сел. На некоторое время в проходе повисла гнетущая тишина.

— Хорошо. Мы заплатим, — сказал чужак. — Сколько?

— Я ничего вам не продам. Убирайтесь с дороги!

Раф слизнул бисеринки пота с верхней губы.

Стоявший сзади высокий налетчик подтянулся к своему низкорослому компаньону. Позади этой парочки в поле зрения появился тяжелый, ящероподобный каспоид с чешуйчатой кожей, аляповато раскрашенной кричащими тонами, а за его спиной показались еще несколько фигур.

Раф сделал шаг вперед. Оружие почти касалось пыльных складок тоги чужака.

— А ну, вон с моей дороги, а то я вас всех, к черту, перестреляю!

Мощная когтистая рука выхватила оружие. Упреждая нападение, Раф выстрелил. Вспышка голубого пламени… и оружие вылетело из рук. Тотчас чужак всем своим весом обрушился на Рафа. Раф кувыркнулся назад, успев, однако, вцепиться в когтистую руку напавшего. Крутанув ее изо всех сил и услышав, как захрустели кости, Раф отшвырнул от себя чужака и бросился на высокого. Но промахнулся — тот ловко увернулся Оружие валялось всего в двух шагах от них. Раф прыгнул за ним, но в ту же секунду огромная тяжесть снова обрушилась на него, словно взрывом вышибив воздух из легких. Он ощутил, сильный удар булыжником в лицо и обжигающую боль, волнами накатывающуюся от плеча. Откуда-то издалека доносилось завывание Беллы.

Раф перевернулся, с трудом пытаясь подняться на колени. И в тот же миг широкая ступня в поношенной сандалии пнула его прямо в лицо. Он схватил ее, рванул изо всех сил на себя, свалив нападавшего на землю, и услышал свой собственный надрывный крик от адской боли в плече А затем, ощутив власть над повергнутым телом, вцепился в него и, круша ненавистную плоть, чувствовал, как хрустят суставы под его кулаками.

Быстрый переход
Мы в Instagram