Изменить размер шрифта - +
Они были слишком высокими и слишком узкими. Из-под длинных пальто высовывались только ступни ног, а короткие руки были засунуты в высоко расположенные карманы. Они были точь-в-точь подобны тому крысиному парню, который умер в переулке. Не знаю почему, но было что-то невыразимо угрожающее в этих безмолвных, неподвижных фигурах.

Я отступил в тень портала. Последние беглецы, отставшие от перепуганной толпы, пробежали мимо. Я бросил взгляд в ту улочку, из которой они появились, и у меня замерло сердце: оттуда бегом приближалась толпа таких же чужаков в пальто. Они бежали неуклюже, но удивительно быстро, наклонясь вперед под немыслимым углом. Их коротенькие ножки так и мелькали под длинными полами пальто. Один споткнулся и упал, и остальные пронеслись по нему, оставив позади себя бесформенную массу. Потом один из них обернулся и, подбежав к упавшему, наклонился над ним.

Понадобилось несколько мгновений, прежде чем я понял, что он пожирает упавшего.

Последние из бегущих - я больше не думал о них, как о людях - с трудом поспевали за остальными, и то один, то другой из них вытягивал руки из карманов и начинал передвигаться на четырех конечностях. Если они пытались догнать толпу, то это им не удавалось, но они продолжали бежать: десятки, многие десятки существ. Они проносились мимо меня, не замечая моего присутствия.

Потом один из них отбился от остальных и подбежал к пожарной лестнице, по которой взобрался, не переводя духа, до первой площадки. Там он остановился, пошарил в кармане тусклого пальто и достал нечто, что я сразу же опознал как оружие, хотя больше всего оно напоминало охапку проволочных вешалок для одежды.

Он устроился поудобнее и прицелился прямо через площадь, поверх голов последних убегающих. Почти беззвучная голубая змея молнии с легким шипением ударила в старинные камни дома прямо перед ними, и под ноги бегущим рухнула груда осколков, почти перегородив им дорогу. Толпа обежала преграду, оставив позади трех раненых, извивающихся на брусчатке.

Я вытащил свой старенький "вальтер" калибра 6,35, прицелился и всадил пулю в середину туловища странного стрелка. Он перевалился через перила и упал, перевернувшись в воздухе. Шлепнулся он сильно, но его товарищи пробежали мимо него, а некоторые и по нему, оставив его лежать неподвижно. Внезапно площадь опустела, если не считать пострадавших.

Один из трех человек, попавших под удары молний, поднялся на ноги и, ощупывал себя, пытаясь определить, насколько серьезно он ранен. Я подошел к нему. Он посмотрел на меня с удивлением, но остался на месте. Это был крепкого вида молодой парень, одетый, мне показалось, как рыбак. Он проговорил:

- Какого хрена?

(Да, именно "хрена" - шведы не умеют ругаться в нашем понимании этого слова).

- Насколько серьезно вы ранены? - спросил я его.

Он слабо покачал головой.

- Что случилось? - продолжал недоумевать он. - Я бежал...

- Почему?

- Крысолюди, - сказал он. - Разве вы их не видели? Все бежали, и я не придумал ничего лучшего, как присоединиться к остальным. - Он дотронулся до своей левой руки. - Похоже, только рука сломана, - поставил он диагноз. Он посмотрел на женщину средних лет и пожилого мужчину, лежавших рядом с нами на залитом кровью тротуаре. Оба были мертвы.

- Им повезло меньше, - заметил он. Посмотрев на осколки красноватого камня, он поднял взгляд к отверстию в стене магазина. - Артиллерийский огонь. Кто?.. - Он прервал сам себя и жестко посмотрел на меня. - Вы не убегаете, - обвиняющим тоном сказал он. - Это ваши друзья?

Я понял, что он имеет в виду крысолюдей, и ответил отрицательно, указав на того, которого пристрелил.

- Это как раз он кидал в вас камни, - сказал я ему.

Кивнув, он подошел к мертвой твари. Свет уличных фонарей казался тусклым на бесцветной каменной площади, окруженной обшарпанными старинными домами. Шаги его отдались гулким эхом. Кругом царила полная тишина, если не считать каких-то отдаленных криков.

Быстрый переход