Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

Я был ошеломлен просьбой Койота и рассказом о его болезни.

– Здесь, э‑э‑э, есть о чем подумать. – Я протянул ему руку. – Пойдем с нами, ведь можно обсудить это я позже. Мне нужно время подумать…

Тот, кого звали Койотом, покачал головой:

– Боюсь, что не смогу вам его дать.

– Что вы хотите сказать? Вы еще мыслите. Мы могли бы все отработать.

– Поздно. – Койот присел на корточки. – Я знал, что вы откроетесь моим людям только после того, как нанесете удар по Неро Лорингу. Тогда вы попали бы йод мою власть, но я не имел права сорвать борьбу против Нерис и понимал, что не смогу обмануть вас и заставить поверить в успех, используя какой‑нибудь трюк.

Поэтому я занял место Неро Лоринга, и в тот день, когда вы видели, как умер Лоринг, в вашем прицеле был я.

Я не отвел глаз от взгляда мертвого человека и вспомнил видение на обрыве, в Пещере Сновидений. Все‑таки я убил его. Я убил Неро Лоринга выстрелом в голову, но у меня не было способа узнать, что это кто‑то другой, переодетый. Само представление о том, что человек может пойти на верную смерть, в моем мире не существовало.

– Вы умерли?

Легкая улыбка тронула губы Койота.

– Я никогда не смог бы обмануть вас при жизни, так что пришлось сделать это после смерти. Джитт сумела создать программу – синтезатор Койота, которая, если снабжать ее входными данными, генерировала расплывчатые, но внешне разумные послания. Я мог предугадать, как пойдут дела, мы составили диалоги, и я их записал заранее. Компьютер при необходимости вырезал и вставлял записи. Пока вы верили, что я жив, и работали, чтобы разрешить загадку вашей личности, мы с вами делали одно дело. Вы узнали стиль моей работы и цели, а в файлах, оставленных мной, найдете ответы на вопросы, которые могут у вас появиться. – Он безнадежно покачал головой. – Мне жаль, что пришлось загадать вам эту сложную загадку, но только заставив вас взглянуть на мир глазами обычного человека, я мог донести до вас, как отчаянно я нуждаюсь в человеке, который, обладая вашими навыками, заменил бы меня. Если вы займете мое место, у вас появятся средства строить там, где вы прежде сжигали, и создавать там, где разрушали.

Возможно, вам не удастся оставить после себя улучшенный мир, но замедлить его падение в глубины ада вы сможете.

Я хрипло проговорил:

– То есть заплатить следующему.

– Именно. – Койот сжал руки. – Я взял вашу жизнь, а вы берете мою. Джитт приготовила для вас инъекцию, которая, если вы пожелаете, разблокирует искусственную амнезию. Вы можете вернуться к своему прежнему «я», и если вы все объясните Скрипичнику, он, возможно, даже примет вас снова. Если нет, я уверен, что другие Темные Властелины будут счастливы заиметь такого сотрудника.

Я помотал головой:

– Не знаю… Я просто не знаю.

– Джитт может рассказать вам больше, намного больше, но выбор за вами, Тихо Кейн. – Койот пожал плечами, и мир вокруг него начал темнеть. – Мое время в облике Койота закончилось.

– Погодите, ответьте мне, почему Койот?

Меркнущий призрак рассмеялся.

– Темные Властелины – те, что вроде Скрипичника и даже хуже него, – считают нас вредными животными, которых нужно истребить. Когда в прошлом, в девятнадцатом и двадцатом веках, проводились программы истребления вредных животных, койоты не только отказались вымирать, они процветали. Койоты переселились в города и обманули тех, кто пытался их уничтожить. Какой еще тотем я мог выбрать?

Мир вне красного круга провалился в черноту. Я повернулся к Кроули и увидел, что сквозь тьму пробивается свет. Он нарастал, разгорался все ярче, и внезапно я увидел, что мы снова находимся в Фениксе и стоим на склоне горы Кэмелбэк, глядя на юго‑запад поверх Застывшей Тени.

Быстрый переход
Мы в Instagram