Изменить размер шрифта - +

Серена, не прекращая танца, взяла со столика небольшой флакончик и брызнула из него несколько раз в воздух.

– Это для лучшего эффекта, дорогой!

Приятный, незнакомый аромат разлился по комнате. Никита почувствовал, как голова его тут же затуманилась, сознание поплыло, а танцующая рядом девушка вдруг стала самым родным и желанным для него человеком.

Остатками здравого смысла он понимал, что на него воздействует неизвестное вещество, возможно, наркотик, но для большей части его разума это уже не играло ни малейшей роли.

– Иди же ко мне! – хриплым, чужим голосом попросил он и раскинул руки в стороны, готовясь заключить Серену в объятия.

Девушка, моментально избавившись от остатков одежды, шагнула к нему. Зрачки у нее были расширены, дыхание участилось, сердце колотилось, как бешеное.

И не сложно догадаться, что произошло бы в следующие минуты, даже, может быть, часы, если бы в этот момент не распахнулась, казалось бы, надежно запертая изнутри дверь, и в комнату не прошмыгнули две расплывчатые тени.

Гагарин так и не сумел разглядеть их, наркотик действовал. Одна из теней оказалась совсем рядом, и инспектор попросту провалился во тьму.

В следующую, с его точки зрения, секунду Никита пришел в себя, но в комнате уже было пусто, только обнаженная Серена негромко похрапывала рядом. Сам инспектор, по счастью, оказался полностью одет. Он судорожно вытащил мобипом. С момента, когда в комнату ворвались неизвестные, прошло не больше пяти минут, но голова у него теперь соображала идеально, от вызванного духами опьянения не осталось и следа. В комнате царила легкая прохлада. Кто-то включил систему очистки воздуха.

Да и были ли здесь чужие люди, не почудилось ли ему вновь? Возможно, наркотическое опьянение сыграло с ним злую шутку, заставив видеть то, чего нет?

Одним прыжком он оказался у двери. Замок заперт, следов взлома не видно.

Но кто-то ведь очистил воздух от аромата коварных духов!

Решив, что обдумает этот вопрос после, Гагарин проверил пульс Серены – в норме, а сама девушка спокойно спит и просыпаться не собирается, словно не она только что вытанцовывала по комнате и планировала провести ночь совершенно иначе. Он прикрыл трехцветную блондинку простыней и тут же позабыл о ее существовании.

Сейчас главное узнать, как проводит время агент Джонсон! Обидно будет, если они там предаются банальным эротическим забавам, но что-то подсказывало инспектору, что эта парочка уединилась по совсем иным причинам.

Никита выглянул в коридор. Никого. Гости князя либо разбрелись по комнатам, либо находились на улице. До Гагарина доносились приглушенные звуки хлопков – фейерверк был в самом разгаре.

Инспектор вернулся в комнату и приложил ухо к стене, смежной с номером Джонсон.

Звукоизоляция оказалась на высоте, что не удивительно, учитывая, с какой целью кабинетики обычно использовались. Никита ничего не услышал, но и не подумал огорчаться. Имелись и другие способы!

Главное, мобипом с ним, а этот аппарат был особым – такие выдавали только в Департаменте. Помимо обычных функций, оно содержало в себе разные устройства, в том числе сверхчувствительный микрофон, способный уловить шелест лапок муравья за километр, а уж подслушать разговор в соседней комнате – пара пустяков. Главное – правильно настроить.

Никита возился с минуту, пока, наконец, ему не удалось сделать все, как надо. И тут же перед ним возникла небольшая трехмерная движущаяся картинка – мобипом транслировал происходящее в соседней комнате, голос же шел из встроенного динамика. Ничего особенного, техника далеко не новая, и способов заглушить сканирование пространства имелось множество, только вот Кларисса не воспользовалась глушилкой, ощущая себя в особняке князя в полной безопасности.

Никаких эротических сцен Гагарин не увидел, да и комната слегка отличалась интерьером от той, в которой он находился.

Быстрый переход