Изменить размер шрифта - +

 — Хочешь еще, Самсонетта? — спросила Джульетта, грациозно взлетев на верхний канат. — Или с тебя хватит?
 — Хватит, — проскулила ее якобы поверженная соперница и решила порадовать Макса. — Болынье не хотетть.
 Джульетта повернулась к залу.
 — Всыпать ей еще?
 «О нет! — ответила воображаемая аудитория. — Это уж совсем дикость!»
 Но настоящая придерживалась другого мнения.
 — Убей ее!
 — Двинь ее в центр!
 «Что бы это значило? Они и так находились в центре города».
 — Покажи ей, что такое боль!
 Очевидно, зрители имели в виду нечто более мучительное, чем обычная боль.
 «Как я люблю эту публику», — подумала Джульетта, спрыгивая с каната, чтобы нанести решающий удар.
 Все должно было пройти безупречно. Грациозное двойное сальто, а потом локтем в живот, вызывая у соперницы протяжное «о-о-ох», но кто-то выскочил из темноты, поймал Джульетту на лету и грубо бросил ее в угол ринга. Другие безмолвные и мускулистые мужчины навалились на нее, и скоро осталась видна только одна обтянутая зеленой тканью нога.
 Дворецки, прятавшийся за одной из осветительных стоек, почувствовал, как сердце ухнуло куда-то вниз, превратившись в кислый комок страха.
 — Теперь мой ход, — пробормотал он.
 Хотя меньше всего в эту минуту Дворецкий был настроен поиграть.
  Публика аплодировала неожиданному появлению ниндзя-лучадоров в фирменных черных костюмах, до поры скрытых плащами. Они, несомненно, прибыли отомстить за последнее поражение своего хозяина от рук и ног Нефритовой Принцессы на арене Квадрослэм в Мехико. Незваные гости часто появлялись во время представлений, но целый отряд ниндзя стал приятной неожиданностью.
 Ниндзя сплелись в тугой клубок, поскольку каждому из них не терпелось ударить Нефритовую Принцессу, и хрупкой девушке оставалось только лежать и принимать град ударов.
 На ринге бесшумно возник Дворецки. Элемент неожиданности часто определял разницу между победой и поражением в ситуациях «все против нас», но, честно оценив положение, Дворецки вынужден был признать, что преимущество на его стороне, несмотря на численное превосходство ниндзя двенадцать к одному. Двенадцать к двум, если, конечно, Джульетта не потеряла сознание, то есть шесть к одному — практически равные шансы. Буквально за мгновение до этого Дворецки чувствовал себя неловко в позаимствованном костюме из искусственной медвежьей шкуры и маске, но смущение мгновенно испарилось, как только он переключился в боевой режим, то есть заставил себя мыслить холодно, быстро и рассудительно.
 «Эти люди обижают мою сестру», — подумал он, и горячая струйка ярости разрушила ледяную оболочку профессионализма.
 Пора приниматься за дело.
 Зарычав, что вполне соответствовало костюму Бешеного Медведя, Дворецки проскользнул под нижним канатом, выкатился на ринг, быстро пересек площадку и принялся избивать ниндзя вызывающе экономными движениями. Он не произносил угрожающих монологов, даже не топал ногами, возвещая о своем появлении, — то есть вел себя очень нелюбезно. Он просто раскидывал ниндзя, словно башню «дженга».[7]
 Тридцать секунд на ринге мелькали руки и ноги и раздавались пронзительные крики, которые сделали бы честь истеричным подросткам на концерте рок-группы, и в итоге Джульетта оказалась на свободе.
 Дворецки, убедившись, что с сестрой ничего страшного не случилось, улыбнулся под маской.
 — Привет. Я успел.
 В знак благодарности за спасение жизни Джульетта ударила его четырьмя прямыми пальцами в солнечное сплетение, мгновенно сбив дыхание.
 — А-аррх! — прохрипел он.
Быстрый переход
Мы в Instagram