Изменить размер шрифта - +

     Само  собой  разумеется,   что   образованием   Александра   занимались
многочисленные воспитатели, наставники и учителя,  во  главе  которых  стоял
родственник Олимпиады Леонид, муж сурового  нрава;  хотя  сам  Леонид  и  не
стыдился звания воспитателя и  дядьки,  звания  по  существу  прекрасного  и
достойного, но из уважения к нему и его родственным связям все называли  его
руководителем и наставником Александра. Дядькой же по положению и по  званию
был Лисимах, акарнанец родом. В этом человеке не было никакой  утонченности,
но лишь за то, что он себя называл Фениксом, Александра - Ахиллом, а Филиппа
- Пелеем, его высоко ценили и среди воспитателей он занимал второе место.
     VI. ФЕССАЛИЕЦ Филоник привел Филиппу Букефала, предлагая продать его за
тринадцать талантов, и, чтобы испытать коня, его  вывели  на  поле.  Букефал
оказался диким и неукротимым; никто из свиты Филиппа не  мог  заставить  его
слушаться своего голоса, никому не позволял он сесть на себя верхом и всякий
раз взвивался на  дыбы.  Филипп  рассердился  и  приказал  увести  Букефала,
считая, что  объездить  его  невозможно.  Тогда  присутствовавший  при  этом
Александр сказал: "Какого  коня  теряют  эти  люди  только  потому,  что  по
собственной трусости и неловкости не  могут  укротить  его".  Филипп  сперва
промолчал, но когда Александр несколько раз с огорчением повторил эти слова,
царь сказал: "Ты упрекаешь старших,  будто  больше  их  смыслишь  или  лучше
умеешь обращаться с конем". "С этим, по крайней мере, я справлюсь лучше, чем
кто-либо  другой",  -  ответил  Александр.  "А  если  не  справишься,  какое
наказание понесешь ты за свою дерзость?" - спросил Филипп. "Клянусь  Зевсом,
- сказал Александр, - я заплачу то, что стоит конь!" Поднялся смех, а  затем
отец с сыном побились об заклад на сумму, равную цене коня. Александр  сразу
подбежал  к  коню,  схватил  его  за  узду  и  повернул  мордой  к   солнцу:
по-видимому, он заметил, что конь пугается, видя впереди  себя  колеблющуюся
тень. Некоторое время Александр  пробежал  рядом  с  конем,  поглаживая  его
рукой. Убедившись, что Букефал успокоился и дышит полной  грудью,  Александр
сбросил с себя плащ и легким прыжком вскочил на коня. Сперва, слегка натянув
поводья, он сдерживал Букефала, не нанося ему ударов и не  дергая  за  узду.
Когда же Александр увидел, что норов коня не грозит больше никакою  бедой  и
что Букефал рвется вперед, он дал ему волю и даже стал понукать его громкими
восклицаниями и ударами ноги. Филипп и его свита молчали, объятые  тревогой,
но когда Александр, по всем  правилам  повернув  коня,  возвратился  к  ним,
гордый и ликующий, все разразились громкими криками. Отец, как говорят, даже
прослезился от радости, поцеловал сошедшего  с  коня  Александра  и  сказал:
"Ищи, сын мой, царство по себе, ибо Македония для тебя слишком мала!"
     VII. ФИЛИПП видел, что Александр от природы упрям, а когда рассердится,
то не уступает никакому насилию, но зато разумным  словом  его  легко  можно
склонить к  принятию  правильного  решения;  поэтому  отец  старался  больше
убеждать, чем приказывать.
Быстрый переход
Мы в Instagram