Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Поступки, совершенные Марцием из прекрасных
побуждений, не имели в себе ничего подобного и были неприятны даже тем, кому
он делал Д0|бро, - они не  могли  примириться  с  его  гордостью,  спутницей
уединения, как выражается Платон,  и  с  его  высокомерием,  между  тем  как
Алкивиад умел применяться к людям, с которыми ему  приходилось  иметь  дело.
Поэтому  нет  ничего  удивительного,  если  все  его   подвиги   приобретали
известность, их встречали с чувством уважения  к  нему,  благожелательно,  и
даже его проступки часто носили на себе печать  какой-то  привлекательности.
Вот почему его много раз выбирали главнокомандующим и стратегом, несмотря на
то что он много раз подвергал свое отечество  большой  опасности.  Напротив,
Марций потерпел неудачу в своем желании добиться консульства, хотя  заслужил
его своими многочисленными подвигами, мужеством и храбростью. Таким образом,
первого сограждане не могли ненавидеть  даже  тогда,  когда  им  приходилось
терпеть от него зло, второго - были не в состоянии любить, несмотря на  свое
уважение к нему.
     XLIII (IV). НАЧАЛЬСТВУЯ над войсками, Марций не сделал  для  республики
ничего важного;  ему  удалось  добиться  успехов,  только  предводительствуя
неприятелями, в походе против своего  отечества;  но  Алкивиад  не  раз  был
полезен  афинянам  и  как  простой  солдат,  и  как  полководец.  Одно   его
присутствие прикосило всегда поражение неприятелям и только в его отсутствие
ложные обвинения против него одержали верх.  Напротив,  Марций  был  осужден
римлянами не заочно. Вольски  убили  его,  не  прибегая  к  засаде,  хотя  и
незаслуженно, несправедливо; но он сам подал благовидный предлог тем, что, в
присутствии всех, не принял предложения о перемирии и, склонившись затем  на
просьбы одних женщин, не  прекратил  вражды  и,  продолжая  войну,  потратил
понапрасну время, упустив из виду благоприятную  минуту.  Ему  следовало  бы
отступить, склонив на свою сторону тех, кто ему верил, если уж он так высоко
ценил их право. Если же он нисколько не думал о вольсках  и  подал  повод  к
войне единственно ради удовлетворения чувства мести и  потом  прекратил  ее,
ему не следовало щадить отечества из-за своей матери, а  пощадить  отечество
вместе с матерью: мать и жена его были только частью осажденной им  столицы.
Сурово отвергнуть мольбы от имени целого народа, просьбы  послов  и  моления
жрецов и затем снять осаду в угоду матери  было  не  честью  для  матери,  а
позором для отечества, которое было спасено из чувства сострадания  к  одной
женщине и из уважения к ее просьбам, как будто  оно  не  заслуживало  пощады
само по  себе.  Милость  эта  может  возбуждать  к  себе  только  ненависть,
предстает поистине немилостивой, и в ней не было милосердия ни  к  одной  из
сторон: Марций  отступил,  не  убежденный  осажденными  и  не  убедив  своих
товарищей по оружию. Виной  всему  этому  его  необщительный  характер,  его
страшная гордость и высокомерие - качества, ненавистные народу сами по себе,
в соединении же с честолюбием делающиеся совершенно невыносимыми, такими,  с
которыми нельзя примириться.
Быстрый переход
Мы в Instagram